Меню Рубрики

Сошла с ума нет осложнение простуды

Мы взяли интервью у педиатра Сергея Бутрия, автора блога «Заметки детского врача». В нашем материале вы узнаете ответы на элементарные вопросы о здоровье детей.

Обычно я советую книги педиатра Евгения Комаровского. Он делает титаническую просветительскую работу. Тем, кто читает на английском, очень рекомендовал бы книгу “Mayo Clinic Guide to Your Baby’s First Year”. В мае 2018 года выходит моя книга «Здоровье ребенка: современный подход. Как научиться справляться с болезнями и собственной паникой».

Она не совсем про первый год жизни, но тоже может быть полезной родителям.

У родителей, к сожалению, мало инструментов для оценки профессионализма доктора. Для этого нужно самому быть врачом. Поэтому критерии можно назвать только косвенные. Я бы обратил внимание на то, приятен ли доктор семье как человек. Так вам будет проще общаться и доверять ему.

Можно оценить коммуникативные способности врача. Умеет ли он общаться, выслушивать, сочувствовать, не обесценивать ваши представления и переживания? Это важно. Стоит проверить реакцию на критику и поведение в случае ошибки. Обратите внимание на источники, которыми пользуется доктор для изучения педиатрии. Старается читать международные протоколы — это отлично. Следит за современными российскими — неплохо. Почти не читает и полагается только на свой опыт — совсем нехорошо.

Последнее видно по тому, как доктор склоняет вас к своей точке зрения, если она расходится с мнением другого врача. Склонять к своей точке зрения не плохо, плохо опираться только на свой опыт. Если один врач аргументирует свою позицию фразами вроде «я всегда так лечу», а второй может обосновать ее международными клиническими руководствами, то мнение второго в приоритете.

Прежде всего, вакцину против гемофильной инфекции типа b. В действующем российском нацкалендаре прививок она рекомендована только для «групп риска», но на самом деле она показана всем детям, и должна вводиться с 2-3 месяцев жизни.

Не ранее шестой недели жизни и не позднее двенадцатой желательно ввести ребенку первую дозу вакцины против ротавирусной инфекции. С 9 месяцев рекомендую вводить прививки против менингококковой инфекции, а с 1 года — против ветряной оспы.

После одного года прошу родителей подумать о вакцинах против гепатита А и, нередко, против клещевого энцефалита. Девочек и мальчиков с 9 лет важно прививать против вируса папилломы человека. Остальные вакцины — только по эпидпоказаниям. Например, родители планируют путешествие в эндемичный регион или появилась какая-то локальная вспышка заболевания.

Обычно ОРВИ проявляется кашлем, насморком, болью в горле и общим недомоганием. Может быть 2-5 дней лихорадки, даже высокой. Но при приеме жаропонижающих и снижении температуры ребенок оживает, начинает играть и кушать, пусть и не так активно, как обычно. Кроме этого обычно никаких симптомов нет.

К красным флагам можно отнести резкую слабость, вялость и сонливость даже после медикаментозного снижения лихорадки. Это же относится и к одышке у ребенка, которая может проявляться учащенным и/или шумным дыханием.

В тревожный список входит и лихорадка выше 41 градуса, которая трудно поддается снижению. Должен насторожить измененный уровень сознания: ребенок становится подозрительно сонлив или, наоборот, бесконечно плачет и ноет.

Грозными симптомами являются также сыпь на коже, которая не исчезает при надавливании стеклом, а также рвота, понос и признаки обезвоживания. Отсутствие насморка и кашля при лихорадке тоже должны насторожить: при таком течении болезни следует исключить пиелонефрит, ангину, менингит и ряд других заболеваний.

И мой любимый красный флаг «с ребенком что-то не так». Если вы опытный родитель, пережили с ребенком уже не одну ОРВИ и вдруг в эту болезнь что-то идет не так и вас это очень тревожит — доверяйте своей интуиции. Вы можете увидеть симптом, но не определить, как его назвать. При появлении любых красных флажков нужно срочно — иногда и немедленно — показать ребенка врачу.

Нужно осознать, что простуды — это неизбежный этап. Их нельзя предотвратить. Нет таких препаратов или методик, которые сделают ОРВИ более редкими или легкими.

Дети страдают от простуд гораздо меньше, чем кажется взрослым. Высокие цифры лихорадки сильно пугают родителей. Но обычно даже самая высокая температура не является опасным знаком. Она приносит ребенку только дискомфорт. Стоит ей снизиться хоть немного, как ребенок снова начинает активно играть. Кашель — это тоже симптом, который почти всегда беспокоит родителей на порядок больше, чем самого ребёнка. А насморк и вовсе обычное состояние для детей. Сопли до нижней губы им безразличны.

Почему родители так обеспокоены симптомами ОРВИ, даже когда ребенок не страдает? Причины обычно две: «это же ненормально» и «вдруг будет осложнение». Ответ на первую — нет, нормально! Ведь крепатура (боль в мышцах) после нерегулярного спортзала нормальна, хоть и неприятна. И частые ОРВИ у дошкольника нормальны. Он подрастёт и натренирует иммунитет, что сравнимо с человеком, который начнет регулярно посещать спортзал. А потом частые простуды, как и крепатура, уйдут.

Ответ на вторую причину родителям принять сложнее. У нас почти нет способов предотвратить осложнение. Единственное, что мы можем сделать — вакцинировать ребенка против пневмококковой инфекции, гемофильной инфекции типа b и гриппа. А также максимально оградить ребенка от табачного дыма. Все остальное — не в нашей власти.

Использовать народные методы лечения и «нетрадиционную медицину». Они просто не работают. ОРВИ по определению болезнь, которая проходит сама. Но у родителей очень велик соблазн как-нибудь полечить ребенка, а когда болезнь сама пройдет, то приписать заслугу себе.

У такого подхода только один плюс: он снимает тревогу у взрослых, ухаживающих за ребенком. Ради этого можно было бы даже разрешить этот подход, если бы не множество его «побочных эффектов».

У детей могут появляться нежелательные и опасные реакции на такое лечение. Например, ожоги от обтирания уксусом или использования горчичников и горячей картошки.

У родителей складывается недостаточная приверженность к современной медицине. Они могут откладывать прием назначенного антибиотика при пневмонии, заменяя его на препараты нетрадиционной медицины, оправдываясь мыслями, что «химию всегда успеем дать, пусть организм сам поборется, мы ребенка горчичниками полечим, барсучьим жиром и редькой с медом поможем».

Но главная моя претензия к «альтернативным» методам — это приучение к магическому мировоззрению и мышлению. Люди, использующие гомеопатию, натуропатию, акупунктуру и заговоры у бабушек, постепенно становятся все более глухими к научным аргументам.

Они гораздо чаще других склонны полностью обесценивать достижения современной медицины. Они могут отрицать ВИЧ и отказываться от его лечения, верить, что вакцины приносят только вред, и не прививать детей. Полностью и категорически отказываться от антибиотиков, стероидов, противоэпилептических препаратов, химиотерапии и других лекарств.

Что обязательно должно быть в аптечке? Чем замазывать царапины и ссадины, лечить больное горло и насморк у детей?

Мне кажется, что в домашней аптечке должен быть лишь минимум лекарств. Это перевязочный материал — бинты и лейкопластыри, антисептик — хлоргексидин, жаропонижающее и обезболивающее. Если аптека находится в пешей доступности, то лучше не хранить множество лекарств дома.

Вы можете в них запутаться или пропустить истекший срок годности; маленький ребенок может случайно найти их и отравиться. Минимизируйте соблазн агрессивно полечить ребенка: не надо давать антибиотик при первом подъеме температуры. Если же вы находитесь далеко от аптек, то лучше иметь некоторый минимум.

Царапины и ссадины нужно тщательно отмывать от грязи. Сначала очистите кожу водой с мылом, а затем обработайте ранку антисептиками. Дальше можно использовать сухой способ или чистую повязку. При мокнутии и нагноении может понадобиться антибактериальная мазь.

Больное горло и насморк проходят сами. Не тешьте себя иллюзией, что вы это лечите. Зато вы можете облегчать самочувствие ребенка — пока он выздоравливает сам — и следить не начнутся ли осложнения. В первую очередь по наличию «красных флажков», о которых мы говорили выше.

Всем родителям нужно прочитать статьи по карте опасностей в доме и стараться сделать свой дом максимально безопасным. Невозможно заранее предугадать все опасные места в доме самим. Родители часто недооценивают степень опасности.

Ошибка видна только тогда, когда случается беда. Фразы: «я только на секунду отвернулась» или «он никогда раньше не пытался так делать» произносятся каждый день в детских травмпунктах, ожоговых отделениях, детской хирургии и реанимации.

Если ребенок что-то проглотил, первым делом позвоните своему педиатру. Если врач недоступен, звоните в скорую помощь. Иногда проглатывание инородного тела весьма безопасно и требует лишь тщательного осмотра стула. Скажем, монетка или бусинка выйдет сама. Но, например, при проглатывании батарейки счет идет на часы. Что делать в этом случае, можно прочитать здесь.

А иногда к ребенку требуется срочно отправить реанимационную бригаду, например, при аспирации инородного тела, которую тоже сперва можно принять за проглатывание. Каждый родитель должен знать основы первой помощи при аспирации — прием Хеймлиха. Как его выполнять, подробно показано и описано здесь.

Есть ли связь между солнечными ожогами и меланомой? Вырабатывается ли витамин D при использовании санскринов?

В настоящее время четко доказана связь между загаром и меланомой. В развитых странах проводится активная социальная реклама против загара. Но моду трудно переломить, к сожалению.

Солнцезащитный крем предотвращает загар и снижает риск меланомы, но препятствует образованию активной формы витамина D. В средней полосе России витамина D будет вырабатываться недостаточно в любом случае — даже если активно загорать, пренебрегая рисками солнечных ожогов. В развитых странах принято добавлять витамин D во все магазинное молоко. Так они избегают необходимости принимать таблетки ежедневно.

Международные клинические руководства по лечению аллергии на белок коровьего молока, например, всегда упоминают о важности дополнительного приема препаратов витамина D людям, соблюдающим безмолочную диету.

Думаю, что мы тоже придем к такой практике позже. А пока следует позаботиться о достаточной профилактической дозе витамина D в рационе вашего ребенка, как и всей семьи, «в ручном режиме». Обсудите актуальные для вашего региона дозы с вашим врачом.

источник

Здравствуйте. Не знаю, с чего начать. После непродолжительных гуляний (с алкогольными напитками, конечно же) я лёг спать. Но что-то не спалось. Лежал и смотрел в потолок. И как будто кто-то начинает говорить или шорох какой-то. Начинаешь прислушиваться — вроде точно. Стоит отвлечься — ничего нет. В итоге стало страшно аж жуть. Думал, что с ума схожу и боялся с бреду наделать бед. Полночи рылся в интернете и пришёл к выводу, что у меня белая горячка, испугался, что начнутся галлюцинации и потеряю самоконтроль (во бред. ). Утром согласен был и на учёт стать, и под капельницу лечь. Нарколог дал таблетку снотворного, и сказал, чтоб глицина попил. И домой отправил. Сейчас-то я понимаю, что нервы сдали в тот момент. Проблемы с начальством, вечно денег нету, сон по 4 часа, адские условия работы. Сейчас сижу и анализирую — раньше в сердце кольнёт, и внимания не обращаешь, или что ещё. Сейчас нет. Чуть частота повысилась — чувство тревоги нарастает, думаешь, ну всё, крыша поехала, сейчас, наверно, глюки начнутся и бед натворю. Сосредоточиться нельзя. Но через силу приходится работать. Отвлекаешься — вроде всё нормально. Потом вдруг в голове щёлк — а что это я боялся. Блин, а вдруг с ума сойду. И по новой. Первое время было чувство, что я — не я. Потом приступ проходил, что ли. Думаешь — во дебил, это ж надо себя так загнать. Сейчас — вроде начинает нарастать тревога, понимаю, ага это, наверно, опять эта ерунда. Иногда моментально исчезает, иногда подержит и проходит. Заметил, что одному оставаться хреново. И в момент приступа думаешь — а вдруг лекари ошибаются и у меня болезнь или крыша едет? Я уже и шизофрению себе придумывал, и в психушке лежащим представлял — первое время аж волосы на голове дыбом вставали. Потом посидишь, отпустит — думаешь, какой же я псих. Вроде адекватный. Не знаю, что делать. Работаю по 12 часов в день (строитель). Поэтому свежий воздух предлагать, наверное, бессмысленно. Психотерапевт в поликлинике есть, но в нашем городке 20 тыс. Как ни зайдёшь к какому лекарю на прохождение комиссии, всё очередного больного обсуждают. У меня, собственно, вопрос, что это за зверь такой (в смысле моё состояние). Похожее было, когда несколько лет назад я с девушкой расстался — и сердце щемило, и пульс, и ноги подкашивались. Вот только мысли не посещали. (Думал, что люди в таких ситуациях вешаются, но как представлю, что родные будут на меня такого смотреть, сразу мысли уходили). Но нервов я тогда порвал, наверное, на всю жизнь. Может, это нервный срыв. Помогите, плиз.

Вы описываете признаки тревожного расстройства и соматоформного расстройства. Сюда же входит и чувство деперсонализации (я — не я). Люди, которые страдают от деперсонализации, чувствуют себя так, как будто они смотрят на себя со стороны и не могут управлять собой, происходит путаница, при дереализации словно все ненастоящее, фантастический мир, ощущение, что внешние объекты меньше или больше, чем есть на самом деле, происходят искажения восприятия. Человек может чувствовать себя так, как если его окружение и другие люди реальны, но он нереален, как призрак. Алкоголь не был значимой причиной, скорее дополнительной. Причинами могут быть стрессовые факторы (один человек может переносить такие нагрузки, как у Вас сейчас и у него не разовьется тревожное расстройство, а Вы не можете, у Вас есть фактор риска развития этого расстройства), также генетические причины (предрасположенность, вызванная семейным анамнезом), химические реакции в головном мозге. Исследования показали, что люди с аномальным уровнем некоторых нейромедиаторов в головном мозге скорее будут страдать от тревожного расстройства, поскольку в этом случае мозг может реагировать неверно в определенных ситуациях, что и приводит к состоянию повышенной тревоги без достаточных на то оснований. Вам необходимо обратиться к неврологу и психологу. Лечение — медикаментозное и психотерапевтическое.

источник

Т воему косматому предку для жизни голова была нужна постольку, поскольку он в нее ел. В остальном для выживания, популярности у самок и хорошей карьеры на ниве охоты на мамонтов залогом успеха было только крепкое тело. Оно же, кстати, и получало большинство ударов судьбы в виде пинков от тех же мамонтов или не менее косматых собратьев с дубинами. Так было раньше.

Теперь успех у самок, хорошую карьеру и прочие радости можно иметь и без особых мускулов (да простит меня наш фитнес-редактор). Главное орудие, которым ты пробиваешь себе дорогу к благополучию, — твоя голова, но, к сожалению, на этом пути велика опасность расшибить и саму голову. Сегодня большинство ударов обрушивается не на мышечный корсет, а на психику человека, а на ней шрамы мужчину не украшают, а только уродуют.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, до 20–25% населения Земли страдают тем или иным психическим или поведенческим расстройством. И не надо думать, что, если у тебя нет невидимого остальным друга, ты не входишь в эти черные списки.

Под поведенческими и психическими расстройствами понимают самые разные отклонения от скучной нормы — от невинных странностей до конкретного «ку-ку», когда ты утром приходишь на работу в костюме Дарта Вейдера и требуешь от генерального директора передать базу повстанцев под твой контроль.

Читайте также:  На какой день появляются сопли при простуде

И фокус в том, что странности, если ими вовремя не заняться, со временем могут перерасти в полное разрушение личности.

Врача мы тебе, конечно, не заменим и диагноз не поставим, но одно важное дело сделаем — покажем самые очевидные для непрофессионального глаза приметы проблем с головой. Если ты найдешь у себя симптом из нашего списка (или даже два) — быстрее иди к врачу. И да, под врачом мы подразумеваем не психолога, а именно психиатра или в крайнем случае психотерапевта. Только они — самый правильный и короткий способ залатать протекшую крышу. Пока же читай и думай.

Вообще твое настроение — штука довольно крепкая. Кстати, и его тоже мы имеем в виду, призывая тебя быть твердым до конца. Но бывает, что вдруг ты, сам того не желая, начинаешь заводиться, как хорошая машина, с пол-оборота. Чуть что не по-твоему — настроение падает ниже плинтуса, и ты не только не пытаешься его поднять, а, наоборот, продолжаешь искать конфликта и скандала. И в общем-то, чувствуешь, что ведешь себя как дурак, но остановиться не получается. Можешь утешать себя тем, что это стресс, тем, что работаешь как вол и все пройдет само. А можешь трезво взглянуть на вещи: почти наверняка у тебя невроз.

Невроз — именно то, что начинается с постоянных стрессов (проблемы в личной жизни, смерть близкого, что угодно), которые ты стоически переносишь один за другим, а приводит к тому, что от любой мелочи ты слетаешь с катушек. Галлюцинаций у тебя не будет, но то, что все вокруг при виде твоих истерик станут крутить пальцем у виска, гарантировано.

Нелеченый невроз с большой долей вероятности приведет к полной потере трудоспособности, да и людей, желающих проводить с тобой время вне работы, явно поубавится. Твоими спутниками вместо них станут панические атаки, сердцебиение, дрожь в руках, нетвердая походка, неконтролируемые страхи, потливость, а также проблемы с потенцией, давлением и утомлением, которое будет наступать очень быстро. Запущенный невроз, которому лет 10, лечить сложно, и ты превратишься в невыносимого и часто невменяемого человека.

Если бы у психически больных была униформа, выглядела бы она ну очень нарядно: максимум ярких красок и несочетаемых цветов и узоров — тяга к таким одеждам говорит о том, что у человека, скорее всего, проблемы не со вкусом, а с головой. Скажешь, творческие личности? Сам знаешь, сколько среди них людей со странностями (а другими словами — с диагнозами).

К тому же одно дело, если как новогодняя елка одевается модный художник, и другое, если такие наряды вдруг появляются в гардеробе твоего друга-программиста. Тут, возможно, речь идет о шизофрении, главные проявления которой — расщепление личности и постоянные попытки выделиться, выпендриться перед толпой.

При так называемой простой форме шизофрении галлюцинаций и бреда у человека еще нет. Но странные и нетипичные для большинства окружающих поступки в поведении взрослого человека, потеря прежних интересов или необычные для его возраста новые, бедная речь — достаточная примета того, что в голове пациента что-то происходит. Что именно? Разобраться должен врач. Шизофрения как самое распространенное психическое заболевание имеет кучу вариаций. «Если вовремя заметить недуг, его можно будет контролировать — и человек станет жить и работать практически так же, как здоровый», — уверен главврач «Новой клиники» Алексей Каротам.

Психиатры критичны: любишь выпить — с тобой не все в порядке. «За 15 лет практики я видел всего нескольких чистых алкоголиков, которые просто получали удовольствие от пьянства, — констатирует Алексей Каротам, главный врач психотерапевтического центра «Новая клиника». — Во всех остальных случаях оно было не причиной, а следствием других проблем — к примеру, неврозов, депрессий, фобий. Человек пытается снять внутреннее напряжение алкоголем, но в итоге только усугубляет проблему».

Можно заставить человека перестать пить, но от причины пьянства это не избавит. Это все равно что при холере пытаться лечить понос.

Еще хуже, если под градусом ты агрессивен и не можешь себя контролировать. За самоконтроль отвечают высшие отделы мозга, и они у тебя явно не в порядке.

Знакомый многим признак протекшей крыши — попытки человека все время ехать назло всем. 60 км/ч в левом ряду на МКАД и полное нежелание уступить дорогу — повод задуматься. Таким же поводом может быть напряженная поза за рулем, если, конечно, человек не только что получил права и такая посадка — не следствие неуверенности. «60% обращающихся ко мне новых больных постоянно за рулем, некоторые с галлюцинациями, — констатирует факт доктор Каротам. — Это страшно, но у нас контроля за психическим состоянием автолюбителей нет как такового. Все справки покупаются».

Все признаки налицо и на лице — это уже как раз про шизофрению. Человек только что был возбужден, но вот впал в ступор, его лицо не отражает эмоций и не реагирует на реплики собеседника, остается каменным — это громкий звоночек. Точно так же, как и монотонный голос, в котором нет интонаций, а только «бу-бу-бу». Люди-маски — явный знак того, что в голове у них разброд и шатание. Можешь поиграть в метро в игру — сколько масок в поезде. Часто можно увидеть несколько в одном вагоне.

Другой признак — выпученные глаза: если человек смотрит на тебя, будто у него базедова болезнь, значит, либо ты забыл утром надеть штаны, либо он забыл о душевном здоровье.

Шизофрения — наследственная болезнь, и ты, наверное, это знаешь. Потрудись нарисовать свое генеалогическое древо и проверить его на предмет гнилых веток: чем больше таких (даже если это не прямые родственники), тем выше шансы заболеть у тебя. Учти, бывают разные сроки течения болезни.

Есть ураганное течение, когда за несколько лет человек доходит до слабоумия. А бывает, человек не доберется до него за всю жизнь и лишь будет к старости все страннее и страннее. Родные станут списывать это на старческие причуды, на деле же у человека окажется прогрессирующая нелеченая болезнь. Заметь он ее раньше и получи лечение, жил бы и в старости в относительно трезвом уме и общем здоровье.

Если у тебя есть сумасшедшие родственники или предки, опасность съехать с катушек на фоне стресса, пьянства, переутомления и других перечисленных в этом тексте обстоятельств куда больше, чем у остальных. И не стоит утешать себя мыслью, что тебе уже за 30, а значит, шизофрения обошла тебя стороной. Вполне возможно, болезнь просто дремлет, и своим грубым обращением с психикой ты ее с большой долей вероятности разбудишь.

Немытые волосы, нестираная одежда, несвежий запах — больной человек перестает следить за собой, и это признак почти любого психического расстройства, хоть простой шизофрении, хоть депрессии, хоть невроза. Человек все дальше от реальности и принятых в ней норм.

Тревожный признак — если работа становится для тебя главным источником эмоций. Ты не можешь отделаться от мыслей о ней даже в выходные, а отдых воспринимаешь не как время на личную жизнь, а как безделье, стараясь и его занять рабочими делами. Вне работы тебе просто неуютно, ты мало с кем общаешься и все чаще прячешься в свое рабочее кресло от других сторон жизни. Это называется бегством от реальности. Работоголизм может служить и симптомом психических проблем, и причиной их дальнейшего развития.

Думаешь, зарплата, премия и высокое кресло будут тебе наградой? Возможно, но в итоге ты станешь еще одним нервным шефом, над причудами которого все смеются. А чего смеяться, если львиную долю нервов человек убил на пути к вершине и теперь ему не на совещания ходить надо, а на консилиум.

Трудоголический режим для любого человека — путь к развитию уже имеющихся нарушений психики. Трудоголик работает так, что организм начинает не справляться. Ему нужен отдых, но получить положительные эмоции без главного своего наркотика — работы — такой человек не может. При этом работать так же хорошо, как раньше, из-за утомления у него не выходит, и он старается это компенсировать, проводя на работе еще больше времени. Организм не справляется с нагрузкой, человек — с работой, его увольняют. Пациент лишается основной радости, при этом надо искать новую работу, а ни сил, ни нервов на это нет. Сбитый режим и излишняя нагрузка вызывают органические поражения мозга. «Высший пилотаж» трудоголика — синдром кароси, одержимость, приводящая к смерти от переутомления прямо на работе.

Философские труды в большом количестве загоняют в тупик, раскачивают психику и уж точно не помогают тебе оставаться в своем уме. Поэтому среди философов так много чудиков. Не стоит чрезмерно увлекаться такой литературой, если не хочешь, как Ницше, к концу жизни (раннему в его случае) окончательно утратить человеческий облик. Особенно вредно замыкаться в себе, ограничивая свою жизнь такими чтениями и размышлениями о сущности вещей. Передозировка философией называется, кстати, метафизической интоксикацией, и она так же вредна, как любая другая интоксикация.

Тут возможна обратная зависимость. Как философия может сводить с ума, так и философствование может быть признаком сумасшествия. Например, одна из разновидностей простой шизофрении — «философская»: человек постоянно скатывается на пространные, малопонятные рассуждения о смысле жизни и прочих бесплотных вещах. Он угрюм и нелюдим. Совет все тот же — провериться, пока болезнь не перешла в более сложную форму. Смысла пережидать приступ нет — шизофрения никогда не стоит на месте

Забыл утюг — вернулся домой. Утюг в порядке, но теперь надо посмотреть в зеркало, а потом пройти определенным «счастливым маршрутом», чтобы день задался, соблюсти еще пару ритуалов — и тогда все наладится.

Навязчивые состояния и ритуалы могут быть признаками разных психических заболеваний, но чаще всего — симптомом невроза. «Неврозы динамичны, они изменяются — такой человек в любом случае в итоге не выдержит и сломается, — уверен психиатр Каротам. — Не зря в СССР невротикам давали инвалидность — на пике болезни человек работать не сможет».

источник

Нам нравятся немного сумасшедшие люди, эксцентричные и готовые на безумства. При этом мы сами жутко боимся сойти с ума. Истинные безумцы нам представляются обязательно неуравновешенными психами, помещенными в специальные учреждения, изолированные от «нормальности». При этом мы прекрасно знаем, что многие гениальные люди, художники, ученые и музыканты всегда были немного не в себе. У каждого из нас есть свои странности и в каждом из нас есть немного безумства. Распознаем бомбу замедленного действия вместе!

1. Боюсь сойти с ума

Ежедневные стрессы не остаются без внимания организма. Мы боимся всего: забытого на плите чайника, невыключенного утюга, срочной сдачи отчета на работе, похода к стоматологу, террористических угроз, стихийных бедствий и пр. Мы расстраиваемся по мелочам и кажется, что еще чуть-чуть и нервы не выдержат, и случится что-то необратимое. Каждодневные порции стресса, как слои в пироге, укладываются в нашей голове, и состояние панического страха становится практически хроническим. От людей, которые длительное время пребывают в таком стрессовом состоянии часто можно услышать «Я боюсь сойти с ума».

Именно так проявляется невроз, он прячется в страхах, иногда глубинных и понятных только нашему подсознанию, и проявляется после череды стрессов. Явление частенько временное и не понаслышке знакомое, наверняка, каждому из нас. Постоянные истерики сменяются приступами панических атак, а иногда в игру вступает психосоматика и тогда становится не до смеха. Бесконечные поиски болезней и походы от врача к врачу действительно могут свести с ума.

Также не менее распространена и боязнь посещения врача — иатрофобия. Смотрите видео!

2. Любовь до сумасшествия

Любовь слепа, поэтому безумию приходится водить ее за руку. И даже независимо от возраста сумасшествие, порой, становится поводырем для влюбленного сердца. Приступы ревности, невозможность выдержать разлуку и слезные ручьи радости просто от взгляда на любимого человека – кто-то скажет, что это проявление настоящих чувств, а кто-то увидит болезненное помешательство на объекте любви. От такого любовного расстройства и случаются всякие печальные истории в стиле «Ромео и Джульетты» или «так не доставайся же ты никому». На долгую жизнь такие болезненные отношения точно не обречены. А вот их создатели и виновники – сами влюбленные – рискуют либо вылечиться, либо окончательно слететь с катушек.

3. Непризнанный гений

Все гениальные люди отчасти сумасшедшие, но не все сумасшедшие — гениальные люди! Бывает так, что человек считает себя не просто исключительно творческим, а настоящим гением. Написал одну банальную и откровенно бездарную книгу или впервые взял в руки краски, размазав их по холсту, возомнил себя новым Сезанном. Когда корона уже надета, а повода для коронации еще и не было – это тревожный признак! «Звездные истории» некоторых непризнанных гениев заставляют не обращать внимание на их творческую деятельность, а привлекать внимание к себе другими способами. Они совершают эпатажные выпады, надевают на себя неудобные маскарадные костюмы и свято верят в свое особенное предназначение. Хорошо, если понимание действительности к ним все-таки возвращается, а шёпот безумия только добавляет идей для творческого воплощения. Но это происходит далеко не всегда, и некоторые так и вынуждены оставаться непонятыми. Хотя, возможно, их время просто не настало. Ведь печально известного Джордано Бруно поняли только лишь спустя 300 лет после того, как. сожгли.

4. Я – плохой

Неудачи на работе, личная жизнь не складывается. В чем же дело? Психологи учат искать проблемы в себе, вот люди и находят их, только не всегда с нужной стороны. Так рождаются легенды с проклятиями и порчами, а сами страдальцы вешают на себя ярлык «неудачника» и «венок безбрачия». Внушение – вещь сильная. А унылый взгляд и бесконечные разговоры о проблемах (которые, кстати, есть абсолютно у всех!) хороших людей не притягивают и жизнь ярче не делают. Если на начальном этапе синдром «я – плохой» еще можно самостоятельно вылечить активной работой над собой, то в затянувшейся форме он может быть очень даже заразительным, провоцировать ленивое унылое существование и настоящий психоз.

5. Трудоголизм и другие зависимости

Мы все прекрасно знаем, что пьянство и зависимость от наркотиков начинается в основном из-за внутренних проблем и невозможности самостоятельно с ними справиться. Все это опасно и требует серьезного медицинского и психологического лечения. «Я не пью и не употребляю наркотики — значит у меня с головой все складно и ладно, нет же зависимости», — думаете вы и снова отправляетесь в субботу на работу. Вы работу свою любите, а значит ничего такого плохого не делаете. А тем временем, психологи уже давно приравнивают трудоголизм к нервно-психическому заболеванию. И по всему миру сейчас просто царствует эта опасная эпидемия. В работу с головой – это так же своеобразный способ убежать от проблем. За таким бешеным рабочим ритмом трудоголика часто поджидает эмоциональное выгорание, снижение половой активности, бессонница и проблемы со здоровьем на благодатной нервной почве.

6. Страсть к перемене мест

Что делают дети, когда хотят высказать протест, когда у них проблемы с родителями или одноклассниками, когда им кажется, что их не понимают и весь мир против них. Они в прямом смысле убегают от проблем. Они убегают из дома. Детский выход из любого положения, если вдруг реальность начинает давить, действует и у взрослых и, если на это не обращать внимание, выливается в настоящее отклонение. При малейшей несостыковке ожиданий и реальности, при первых признаках проблем или страха многие взрослые также спасаются бегством. Многие часто меняют работу, кто-то девушек или возлюбленных, а кто-то целые города. Однажды совершив побег от психологической травмы человек может дальше бежать от любой ситуации просто импульсивно, при этом теряя то, что ему дорого и расставаясь с тем, что для него важно.

Читайте также:  Точки на лице массаж от простуды

7. Человек рассеянный с улицы Бассейной

Мало того, что у всех безумцев есть свои чудачества, странные привычки, они к тому же отличаются чрезвычайной забывчивостью и рассеянностью. Как минимум, забывать дни рождения близких и друзей – это в их духе. Психологи в результате долгих и мучительных экспериментов выяснили, что слабая память и неспособность обучаться – являются очень тревожными признаками. Такие нарушения непосредственно связаны с неправильной работой мозга и таким образом посылают сигналы SOS.

И все же каждому из нас иногда так не хватает немножечко безумства. Но все же лучше, когда ваши безумства приносят удовольствия и приятные сюрпризы вашим близким, а для этого всегда оставайтесь в трезвом уме и доброй памяти!

источник

Вообщем, начинаю новую жизнь и новый блог. Личный-наличный. Кому очень нужна. Пишем, не стесняемся, адрес дам.
http://vkontakte.ru/id8901890#/id8901890

На вопрос: «почему?»
Могу только ответить, что хочу передать привет Владимиру,который сейчас все это палит. Средний палец и с меня довольно.

Это сейчас мы дети, подростки. Но потом мы все когда-нибудь покинем эти сайты. Мы вырастем, правда. У всех у нас появится семья, дети. Мы уже не будем думать о контакте, скайпе, аське и т.д. Но когда-нибудь. Ты обязательно найдешь бумажку с твоим логином и паролем. Просто так включишь компьютер. Зайдешь Вконтакт. Давно уже опустевшая страница. Прочитаешь тет-а-тет с человеком, который когда-то был дорог. Тебе захочется заплакать. Когда-то этот человек был дорог тебе. Все те сообщения, миллион песен которые вы присылали друг-другу. Что-то кольнёт внутри тебя. Этот человек уже давно оффлайн.
Все друзья которые когда-то писали тебе на странице выросли, и давно не заходят. Они счастливы. И ты, наверное, тоже. Некоторые удалили свои страницы. Грустно? Очень. А ты помнишь, какая у вас была дружба? Казалось навсегда, вы так и останетесь беззаботными детьми. Но нет. Пришло время становится взрослыми. Так всегда. Еще раз перечитаешь все сообщения от друзей. Тебе захочется заплакать..обязательно. Вы больше никогда не будете переписываться вот так просто. Никогда.
Ты последний раз в онлайне. Жмешь *Удалить страницу*. Выключаешь компьютер. Теперь все.
Теперь семья — твоя жизнь. Только они. И больше никто тебе не нужен.
А в других странах, городах. Все те люди..друзья. Сидят, и, возможно, тоже вспоминают о том, что было. Мы больше уже никогда не вернемся в ту жизнь. Жизнь Онлайн. Но когда-то там, по ночам, сидя на подоконнике, мы будем помнить о той счастливой жизни. Всех тех друзьях.
Мы повзрослеем и поумнеем..

Плевать на ухищрения судьбы и возможные провалы. Танцуем дальше.

Всегда интересен процесс, но в этот раз все по-другому. Даже те же слова, казалось бы банальные, приобратают другой, иной смысл. Когда голова занята забавными переписками и диалогами, пытаешься сосредоточиться на «Раковом корпусе» или на на кольпите, симптоматика которого, меня интересует уже как неделю, как будущего «писькиного доктора», тогда начинаешь понимать, а ты оказывается не жестяная леди, а всего лишь ждала своего человека. Не факт, конечно, что через месяц мне не наскучит, ему не наскучит или мы оба не вытворим какую-нибудь хренотню, или вообще мое воображение излишне разыгралось и нет тут места будущему. Но сейчас это неважно, я улыбаюсь, а значит чувствую, а значит живу, живу и учусь с каким-то другим настроем, и все это в кубе или в н-граннике придает мне надежду, на то,что не все потеряно. И будут фото, совместные походы по вечерам и по ночам, просмотры фильмов, обсуждение всего на свете, будут объятья и нежные покусывания губ, твоя ладонь в моей, будут ссоры и возможно даже недомолвки. Самое главное динамика и жизнь, сама жизнь во всем ее красках.
Хочу тебя видеть рядом с собой всегда, неважно, другом, парнем, любовником, мужем, kiss me.

Главное,чтобы слова «забери меня отсюда», мы не крикнули вместе.

Поэтов и прозаиков ненавидят,

Понять кое-что, наверное, для меня сейчас самое главное.
Дружить? Да, поддерживать отношения безусловно (!), но дружить мое окружение не умеет. Хорошее отношение — приветствуется, больше ничерта. Сомневаюсь, что женский пол вообще умеет ДРУЖИТЬ, а мужской лучше? Трахаться, пожалуй, но не дружить. Слишком тонкая грань между спущенной лямкой и белым халатом. Все преследуют свои цели и от этого не горько, нет, от этого тошнит уже!

На выставки ходить одной нужно: думать, разбираться, воображать -невозможно рядом с «ржущим созданием», которое непонятно зачем приняло приглашение, вечно торопящееся домой и занятое куда более важными проблемами,чем созерцании Дали.
Каждый миг живи,как последний, наслаждайся! -Доказывать никому ничего не собираюсь.
И так во всем, это всего лишь повседневный пример, один из многочисленных.

Устать? Нет, я не устала, я блюю от людей.

Как не крути, одиночество впереди.

И меня даже не волнует,что про мой день рождения не вспомнили те люди, на которых я рассчитывала, меня больше беспокоит зима. зима и стекло в сердце.

Все начинается с «привет, как поживаешь» ,а заканчивается. Да без разницы, как заканчивается, просто заканчивается.

Не смиряйтесь, до самого конца не смиряйтесь. До последнего момента не сдавайтесь, боритесь, воюйте. Даже тоталитарные режимы, случалось, отступали перед одержимостью, убежденностью, настырностью. Мои победы только на том и держались. Ни на чем больше! Характер — это и есть судьба. (с)Плисецкая

Слова пусты, слова просты, как дважды-два.

Сказать, что я на грани нервного срыва, значит ничего не сказать. Этому особому «виду деятельности» придаются почти все. Не подвержены ему только батюшки церковные да «люди-футляры».
Что я делаю в мед. вузе? Что я вчера делала в морге, на человеческих остатках своими сапогами на каблуках? Думала ли я о боге, когда нужно было бы задуматься? О чем вчера разговаривала с молодым человеком в анатомичке перед стеклянной витриной с гордо красовавшейся на ней надписью «половые органы. мочеиспускательная система»? Чему улыбалась, когда меня назвали железной суперженщиной и почему-таки сетовала внутри? О чем пыталась в визге своем донести до меня мама? Что трупный яд опасен, и чтоб документы к чертовой матери были забраны и поданы на свою гребанную журналистику? Почему она ударила меня в самое больное место: «лучше б замуж вышла, чем по моргам бегала»? Мама, ты же хотела видеть меня не склонившейся над писулинами «тупой журналюгой», а работающим, думающим, акушер-гинекологом! О чем все эти разговоры, взгляды и думы? Собственно, только о моей нынешней скучно-прозябающей жизни студента-медика.
Когда человек выбирает себе профессию, он осознанно делает выбор. Но хоть раз, мама, я подошла тебе за эти 19 лет и сказала «я хочу быть врачом»? Хоть разочек? Выбрав Приняв профессию медика, я самолично поместила себя в коробку из прочного материала, отгородив себя от человеческих радостей. Я смирилась, смирись и ты, что внуков может и не быть.
В голове до сих пор гудят слова патологоанатома Юры: «А семья не нужна?»
А лишь хлопала своими большими ресницами и, качая светлой головой, глупо выдавливая: «Кому-то и делом заниматься нужно».

Верю ли я в то, что я говорю? «Себяубеждение» — мой фетиш. Кругом одни затылки и спины, голоса и сплетни, зависть и ложная радость, а я упрямо шепчу: «yes, I can».

мне порой нужна просто тишина. Без всех. И да, YES, I CAN!

Схожу с ума? Нет… Осложнение простуды
Сползаю вниз, не плача, по стене.
Рисую в воздухе твои глаза и твои губы.
И вспоминаю как ногтями по спине…
Сошла с ума? Нет, осложнение простуды.

Читаю снова наши смс,
Я их храню… Ты знал? А я скрывала.
Зачем? Не знаю… Это лишний стресс.
Еще вопрос зачем вообще я их писала.

Я так и не сумела жить СЕЙЧАС
Зато ВЧЕРА я замусолила до боли.
Стирала бесполезно с сердца грязь,
Мне даже не помог раствор из соли.

Я ведь пыталась так отчаянно забыть,
Вдохнуть весну, ускорить свой побег.
Пыталась (глупо так) другого полюбить.
А за старанья снова выпал снег…

А у тебя другая жизнь, другой роман.
Мне в них, случилось так, что места нет.
А у меня компьютер, стол… Еще диван,
Тот, на котором… Помнишь? Ладно, бред…

Пройдет. Ну точно все пройдет, я знаю.
И я забуду ПО-ЛЮБОМУ твои губы!
Зато сейчас я ВСЁ на них меняю…
Схожу с ума? Нет… Осложнение простуды.

Не бойтесь кого-то потерять. Вы не потеряете того,кто нужен вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан вам судьбой.

источник

Цель моего выступления сегодня – рассказать о характерных проблемах, которые возникают у пожилых людей, и показать как они сказываются на нас, ухаживающих лицах.

Сначала определим главное понятие. Деменция – это нажитое слабоумие. То есть когда мозг человека уже сформировался, и потом с ним что-то случилось. У нас до сих пор еще используется слово «олигофрения». Олигофрения – это слабоумие, которое возникло на ранних стадиях формирования мозга, а всё, что человек «нажил» потом, называется деменцией. Обычно она бывает после 60–70 лет.

1. Старость не лечится.

14 лет я работал участковым геронтопсихиатром в Королёве в обычном диспансере. Когда-то был, пожалуй, единственным человеком, который регулярно ходил по домам к страдающим деменцией людям.

Конечно, накопилось очень много интересного опыта. Часто родственники пациента сталкиваются, с позицией врачей: «Да что вы хотите? Он же старый…». Самый гениальный ответ, на мой взгляд, дала одна родственница пожилой бабушки, которая сказала: «Что я хочу? Я хочу, чтобы когда она умерла, у меня было меньше чувства вины. Я хочу сделать то, что я могла бы для неё сделать!».

Врач всегда хочет быть эффективным, он хочет вылечить пациента. А старость вылечить невозможно. И создается иллюзия, что со старыми людьми вообще делать нечего. Вот с этой иллюзией мы и должны сегодня бороться.

Нет диагноза «старость», есть болезни, которые нужно лечить, как любые болезни в любом возрасте.

2. Деменцию не нужно лечить, так как она неизлечима.

В таком случае любые хронические болезни не нужно лечить, а меж тем около 5% деменций потенциально обратимы. Что значит «потенциально обратимы»? Если на ранней стадии некоторых типов деменций назначить правильное лечение, то деменцию можно вылечить. Даже при необратимых процессах, на ранней стадии, деменция может на время отступить, а симптомы – уменьшиться. Если адекватно лечиться.

5% – это немного? Очень много в общем масштабе, так как по официальным данным в России около 20 миллионов людей, страдающих деменцией. На самом деле, я думаю, эта цифра занижена раза в полтора-два, так как деменцию обычно поздно диагностируют.

3. «Зачем его мучить «химией»?».

Тоже нарушение этики: не нам всё это решать. Когда вы сами заболеете, вас не надо «мучить» лекарствами? Почему пожилой человек не может получить ту же помощь, что и молодой? Какое-то удивительное лицемерие, родственники говорят: «Давайте мы не будем мучить нашего дедушку химией», а потом. Когда дедушка выводит их из себя, и доводит до «белого каления», они его могут ударить, связать.
То есть «мучить химией» не надо, а бить можно? Пожилой человек не может сам обратиться к врачу, и мы должны взять на себя эту функцию.

4. «Доктор, только чтобы он спал…!».

Люди неделями, иногда месяцами, терпят ужасные нарушения поведения и нарушения сна на фоне деменции своих родственников, а потом, шатаясь, приходят к психиатру и говорят: «Доктор, нам ничего не надо, пусть он только спит». Конечно, сон очень важен, его необходимо организовать, но сон – это верхушка айсберга, если просто наладить сон, человеку с деменцией это особо не поможет.

Бессонница – это симптом. И поэтому усыпить дедушку можно, но помочь ему от деменции таким образом нельзя.

Почему-то окружение больного — близкие люди, сиделки, средний медицинский персонал, некоторые невропатологи и терапевты — думают, что очень сложно наладить сон, снять агрессию, снять бредовые идеи. На самом деле, это реальная задача. Мы не можем вылечить человека, но сделать так, чтобы в уходе он был удобен для нас и при этом ему самому было более-менее хорошо – реальная задача.

Итог заблуждений: Напрасные страдания пациента и его окружения.

Агрессию, бредовые идеи, нарушения поведения и сна, многое другое можно купировать, а развитие слабоумия остановить на время или замедлить.

Есть три главные темы, с которыми сталкиваются ухаживающие лица и врачи в геронтопсихиатрии:

  • Депрессия – это хронически сниженное настроение и неспособность радоваться
  • Часто встречается в пожилом возрасте
  • В этом возрасте может восприниматься как норма пациентом и окружающими
  • Сильно влияет на все соматические заболевания и ухудшает их прогноз

Если человек, неважно, в каком возрасте, хронически неспособен переживать радость – это депрессия. У каждого, наверное, свой опыт старости. Я очень бы хотел, чтобы с моей помощью мы сформировали образ старости а-ля Япония, когда мы на пенсии поднакопим денег и куда-то поедем, а не будем сидеть на табуретке ровно.

Пока же образ старости в нашем обществе довольно депрессивный. Кого мы представляем, когда говорим «старик»? Обычно согбенного деда, который куда-то бредет, или злую, беспокойную бабушку. И поэтому, когда у пожилого человека плохое настроение, это воспринимается нормально. Тем более нормальным считается, когда старики, которые дожили до 80–90 лет, говорят: «Мы устали, мы не хотим жить». Это неправильно!

Пока человек жив, он должен хотеть жить, это норма. Если человек, в любой ситуации, не хочет жить – это депрессия, несмотря на возраст. Чем плоха депрессия? Она отрицательно влияет на соматические заболевания и ухудшает прогноз. Мы знаем, что обычно у пожилых людей целый букет заболеваний: сахарный диабет второго типа, стенокардия, гипертония, коленки болят, спина болит и так далее. Даже иногда приходишь на вызов, спрашиваешь пожилого человека, что болит, он говорит: «Всё болит!». И я понимаю, что он имеет в виду.

И старики, и дети при депрессии страдают телом. То есть, на самом деле, ответ «всё болит» можно перевести на наш язык так: «У меня болит, в первую очередь, душа, а от этого уже всё остальное». Если человек подавлен, печален, у него прыгает давление, сахар, пока мы эту печаль и подавленность не уберем, нормализовать другие показатели представляется маловероятным.

Итог: Депрессию редко диагностируют и лечат. Как следствие: длительность и качество жизни меньше, а окружающим хуже.

  1. Помрачение сознания: потеря контакта с реальностью, дезориентация, с хаотичной речевой и моторной активностью, агрессией.
  2. Возникает часто после травм, переездов, заболеваний
  3. Часто возникает остро вечером или ночью, может пройти и снова возобновиться
  4. Человек часто не помнит или смутно помнит, что он делал в состоянии спутанности
  5. Усугубляется неверным лечением
Читайте также:  Положительный анализ вич при простуде

С темой делирия мы сталкиваемся у людей в молодом возрасте, в основном, при длительном употреблении алкоголя. Это «белая горячка» — галлюцинации, острый бред преследование и так далее. У пожилого человека делирий может возникнуть после физических или психологических травм, переездов на другое место, телесных заболеваний.

Буквально позавчера я был на вызове к женщине, которой уже под сто лет. Она всегда жила почти самостоятельно – с приходящим соцработником, родственники покупали продукты. У нее была деменция, но мягкая, до какого-то момента это было не критично.

И вот она ночью падает, ломает шейку бедра, и у нее в первую же ночь после перелома начинается спутанность. Она никого не узнает, кричит: «Куда вы дели мою мебель, мои вещи?», начинает паниковать, злиться, вставать со своей сломанной ногой, куда-то бежать .

Частый повод для начала спутанности – переезд. Вот старик живет один, сам себя обслуживает в городе или на селе. Ему помогает окружение – соседи продукты покупают, бабушки приходят проведать. И вдруг родственникам звонят и говорят: «Ваш дедушка чудит». Свиньям дал то, что курам, курам – то, что свиньям, ночью куда-то побрел, еле поймали и так далее, заговаривается. Приезжают родственники и забирают дедушку.

И тут возникает проблема, потому что дедушка, хотя и не очень справлялся со своими курами и свиньями, но, по крайней мере, знал, где туалет, где спички, где его кровать, то есть как-то ориентировался в привычном месте. А после переезда он вообще не ориентируется. И на этом фоне, обычно ночью, начинается спутанность — дедушка рвется «домой».

Иногда родственники, ошалев от такой настойчивости, действительно везут его домой, чтобы он успокоился по поводу кур… Но это ни к чему не приводит, потому что в соседнем подъезде такой же дедушка рвется «домой», хотя он в этой квартире прожил всю свою жизнь.

Люди, в момент спутанности, не понимают, где они, и что вокруг происходит. Спутанность часто возникает остро, вечером или ночью, и может сама пройти к утру, после сна. То есть ночью вызывают «скорую», врач делает укол, говорит: вызовите психиатра, а утром пациент просыпается спокойный и ничего не помнит. Потому что спутанность забывается (амнезируется), человек не помнит, либо очень смутно помнит, что он делал в состоянии спутанности.

Спутанность сопровождается чаще всего психомоторным возбуждением: речевым, двигательным, возникает обычно в ночное время, и, что особенно неприятно, усугубляется неверным лечением.

Когда у пожилых нарушается сон, какой обычно препарат советуется терапевтом, невропатологом? «Феназепам» — бензодиазепиновый транквилизатор. Этим препаратом можно лечить тревогу и бессонницу. Он усыпляет и успокаивает.

Но при спутанности (из-за органических нарушений мозга) феназепам действует наоборот — не успокаивает, а возбуждает. Мы часто слышим такие истории: приезжала «Скорая», дала феназепам или сделала реланиум внутримышечно, дедушка на час забылся, а потом стал «бегать по потолку». Вся эта группа бензодиазепиновых транквилизаторов часто действует наоборот (парадоксально) у стариков.

И еще про феназепам: даже если ваши бабушки и дедушки употребляют его в разумных пределах, имейте в виду, что он, во-первых, вызывает привыкание и зависимость, а во-вторых, это миорелаксант, то есть он расслабляет мышцы. Пожилые люди, когда увеличивают себе дозу феназепама, вставая, например, ночью в туалет, падают, ломают шейку бедра, и на этом всё заканчивается.

Иногда еще начинают лечить бессонницу или спутанность у бабушек фенобарбиталом, то есть «Валокордином» или «Корвалолом», которые его содержат. Но фенобарбитал, хотя и действительно очень сильное снотворное, противотревожное и противосудорожное средство, тоже вызывает зависимость и привыкание. То есть, в принципе, мы можем его приравнять к наркотическим средствам.

Поэтому у нас в России есть такое специфическое явление как бабушки-корвалольщицы. Это бабушки, которые покупают в аптеке огромное количество флаконов «Валокордина» или «Корвалола» и пьют их несколько штук в день. По сути, они наркоманы, и, если они его не выпьют – они а) не заснут; б) у них начнутся расстройства поведения, напоминающие белую горячку у алкоголика. Часто у них смазанная речь по типу «каши во рту» и шаткая походка. Если вы видите, что ваш близкий человек регулярно пьет эти безрецептурные препараты – пожалуйста, обратите на это внимание. Их необходимо заменить другими лекарствами без таких побочных действий.

Итог: при спутанности не обращаются на ранних стадиях, не ищут причин, лечат не так, как следствие – страдание пациента и всей семьи, бегство сиделок.

Деменция – нажитое слабоумие: расстройства памяти, внимания, ориентации, узнавания, планирования, критики. Нарушение и утрата профессиональных и бытовых навыков.

  • Родственники, а иногда и врачи «замечают» деменцию только на продвинутых стадиях
  • Мягкие, а иногда умеренные расстройства считаются нормой в пожилом и старческом возрасте
  • Деменция может начаться с расстройств характера
  • Часто применяют неправильное лечение

Как вы думаете, если вы приведете среднестатистического пожилого человека лет 70-ти с нарушением памяти и ориентации на прием к невропатологу, скорее всего, какой тот получит диагноз? Он получит диагноз «дисциркуляторная энцефалопатия» (ДЭП), что в переводе на русский язык означает «расстройство функций мозга из-за нарушения кровообращения по его сосудам». Чаще всего это диагноз неверный, и лечение неправильное. Безинсультная, но выраженная форма течения заболеваний сосудов мозга (ДЭП), это тяжёлое и сравнительно редкое заболевание. Такие пациенты не ходят, у них нарушена речь, хотя может и не быть ассиметрии в тонусе (разницы в работе мышц левой и правой половины тела).

В России есть традиционная проблема — гипердиагностика сосудистых проблем мозга и гиподиагностика так называемых атрофических проблем, куда входит болезнь Альцгеймера, Паркинсона и многие другие. Почему-то невропатологи везде видят проблемы с сосудами. Но если болезнь развивается плавно, исподволь, медленно, скорее всего, она с сосудами не связана.

А вот если болезнь развивается резко или скачкообразно – это сосудистая деменция. Довольно часто эти два состояния сочетаются. То есть с одной стороны, идет плавный процесс отмирания клеток мозга, как при болезни Альцгеймера, а с другой стороны, – на этом фоне происходят еще и сосудистые «катастрофы». Эти два процесса взаимно «подпитывают» друг друга, так, что ещё вчера сохранный старик может «сорваться в штопор».

Родственники и врачи деменцию не всегда замечают, или замечают только на продвинутых стадиях. Есть стереотип, что деменция – это когда человек лежит в памперсе и «пускает пузыри», а когда он, например, теряет какой-то бытовой навык – это еще нормально. На самом деле, деменция, если она развивается очень плавно, начинается чаще всего с расстройств памяти.

Классический вариант – деменция альцгеймеровского типа. Что это означает? Человек неплохо помнит события из своей жизни, но то, что было только что, не помнит. Например, на приеме я расспрашиваю пожилого человека, он всех узнает, всё знает, адрес помнит, а потом я говорю: «Вы сегодня завтракали?». – «Да», – «А что у вас было на завтрак?», – молчание, он не помнит.

Также есть такой стереотип, что деменция – это что-то про память, внимание, ориентацию. На самом деле, есть такие типы деменций, которые начинаются с расстройств характера и поведения. Например, лобно-височная деменция, или как раньше ее называли, болезнь Пика, может начинаться с расстройства характера. Человек на первых стадиях деменции становится либо благодушно облегчённым – «море по колено», либо наоборот, очень замкнутым, погруженным в себя, апатичным и неряшливым.

Вы, наверно, хотите меня спросить: а где, собственно, пролегает та условная граница, между еще нормой и уже началом деменции? Есть разные критерии этой границы. МКБ (Международная Квалификация Болезней) указывает, что деменция – это нарушение высших корковых функций с нарушением бытовых и профессиональных навыков. Определение верное, но оно слишком размытое. То есть мы его можем применить и на продвинутых, и на ранних стадиях. А почему так важно определить границу? Это момент не только медицинский. Очень часто возникают юридические вопросы: проблемы наследства, дееспособности и так далее.

Определить границу помогут два критерия:

1) Деменция характеризуется расстройством критики. То есть человек уже не относится с критикой к своим проблемам – к расстройствам памяти, в основном. Не замечает их, либо преуменьшает масштаб своих проблем.

2) Потеря самообслуживания. Пока человек себя обслуживает, мы можем по умолчанию считать, что деменции нет.

Но тут тоже тонкий момент – что значит «себя обслуживает»? Если человек уже существует на вашем попечении, но в квартире функционирует, это не значит, что деменции нет. Очень может быть, что она уже мягко развивается, просто человек в своей привычной среде её не обнаруживает. А пойти, например, заплатить сам по квитанции не может: путается, не понимает за что и где надо платить, не способен сосчитать сдачу и т.п.

Вот отсюда ошибка: мягкие и медленные расстройства считаются нормой в пожилом и старческом возрасте. Это очень плохо, потому что именно мягкие и медленные расстройства можно эффективно лечить. Если вы приводите своего родственника на ранней стадии деменции, ее можно купировать с помощью препаратов, которые не вылечивают деменцию, но здорово ее сдерживают. Иногда – на многие-многие годы.

Итог: Деменцию поздно диагностируют, неверно лечат. Как следствие – близкие люди живут меньше, хуже, страдают сами и вызывают страдания у окружающих.

С чего нужно начинать, если у близкого человека деменция? Очень необычный ответ: с заботы об ухаживающем лице!

Нормализовав душевное состояние ухаживающего лица, мы:

– Проводим профилактику «синдрома выгорания» у близких и сиделок. Если объяснять «на пальцах», те, кто рядом, проходят стадии агрессии, депрессии и соматизации;

– Сохраняем хороших сиделок и здоровье нашим близким, несущим бремя ухода;

– Если ухаживающее лицо работает, улучшаем его работоспособность, а иногда и сохраняем ему работу.

Есть у кого-то версии, почему надо с себя начинать при заботе о близком с деменцией? Вспомним 3D, где на первом месте стоит депрессия. Ухаживающее лицо, на самом деле, гораздо более уязвимо, чем дементный пациент.

Дементный пациент может уже ничего не понимать, считать вас вместо дочки внучкой, соседкой, медсестрой. А вам еще нужно обеспечить пациента – социально, юридически, медицински. Если вы поставите в центр пациента, а точнее, его болезнь, со временем вы ляжете рядышком с пациентом. Только нормализовав состояние ухаживающего лица, мы улучшаем качество ухода и помогаем самому больному.

Синдром выгорания имеет три условные стадии: агрессия, депрессия, соматизация.

Агрессия – часто как раздражительность, классический вариант – астения (слабость, быстрая утомляемость).

Депрессия наступает после агрессии, если ухаживающее лицо не имеет возможности передохнуть. Это фаза апатии, когда человеку уже вообще ничего не надо, он ходит, как «зомби», молчалив, слезлив, автоматически ухаживает и уже не с нами. Это более тяжелая стадия выгорания.

Если и на этой стадии мы о себе не заботимся – наступает соматизация. Проще говоря, человек может просто умереть. У ухаживающего человека развиваются его собственные болезни, и он сам становится инвалидом.

Обмануть реальность невозможно. Если вы ухаживаете, не заботясь о себе, то через какое-то время вы сами погибнете.

Что можно сделать при правильном лечении и уходе за слабоумным родственником?

  • Выявить и вылечить «потенциально-обратимые деменции» и депрессивные псевдодеменции;
  • Удлинить жизнь и качество жизни близкому человеку, если деменция неизлечима;
  • Устранить страдания пожилого человека, расстройства поведения, психотические расстройства;
  • Сохранить здоровье, силы, работу ухаживающим лицам и родственникам.

В 5% случаев, деменцию можно вылечить. Бывают деменции при гипотиреозе, при гипертиреозе, при недостатке витамина В-12, фолиевой кислоты, нормотензивной гидроцефалии и так далее.

Если мы не можем вылечить деменцию, мы должны понимать, что от момента постановки диагноза до смерти нашего близкого человека проходит, в среднем, четыре– семь лет. Зачем же нам эти годы превращать в ад? Давайте устраним страдания пожилого человека, а себе сохраним здоровье и работу.

Если я замечаю у родственницы какие-то отклонения в поведении, а она этого не признает и лечиться не хочет?

– В медицинском праве есть Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». Я считаю, что всем людям, которые занимаются уходом за дементными пациентами, в связи со сложной социальной и медико-юридической ситуацией, нужно этот закон прочитать и знать. Особенно про наблюдение психиатром: как можно приглашать психиатра, в каких случаях психиатр может недобровольно направить пациента в стационар, а когда отказать и т. п.

Но на практике, если мы видим деменцию, мы стараемся начать лечить её сразу, насколько это возможно. Так как получить разрешение суда на осмотр – это очень долго, а болезнь прогрессирует, родственники сходят с ума. Тут следует помнить, что психотропные препараты дементным пациентам оставлять на руках нельзя. Нужен жёсткий контроль. Они забывают их принимать либо забывают, что приняли, и принимают ещё. Или не принимают специально. Почему?

Можно составить приблизительный рейтинг болезненных идей у пожилых людей:

  1. Идеи ущерба, которые формируется на фоне нарушений памяти. То есть пожилой человек, уже охваченный паранойяльной тревогой, берет свои документы, деньги и прячет их, а потом не может вспомнить, куда их засунул. А кто украл? Либо родственники, либо соседи.
  2. Идеи отравления. Эту проблему можно решить, если начать лечение лекарствами в растворе. Потом, когда у человека эта идея пропадает, он соглашается принимать препараты для памяти добровольно
  3. Неадекватные сексуальные притязания. Я старался немного говорить об этом на Конференции. Очень сложная тема. Мы привыкли, что опекуны могут проявлять сексуальное насилие к беспомощным опекаемым. Но бывает и наоборот: лишённый критики и «тормозов» опекаемый совершает развратные действия по отношению к малолетним и т.п. Это бывает значительно чаще, чем многие предполагают.

С чем может быть связан полный отказ от еды и воды на поздних стадиях деменции?

– В первую очередь, надо искать и лечить депрессию.

Рейтинг причин отказа от еды в пожилом возрасте:

  1. Депрессия (нет аппетита);
  2. Идеи отравления (изменения вкуса, подсыпали яд);
  3. Сопутствующие соматические заболевания с интоксикацией.

Есть ли какие-то рекомендации ухаживающему человеку, если постоянно чувствуешь себя усталым?

  1. Если у вас есть замена, самый лучший способ, когда вы устали — оставить на время пост. Замену можно найти, если задаться такой целью.
  2. Если нельзя уехать и отдохнуть – лечим «синдром выгорания» лекарствами.

Надо иметь в виду, что уход за пожилым человеком, это тяжелая физическая и моральная работа, которая, нам, родственникам, не оплачивается. Почему ещё синдром выгорания так актуален? Если бы вам платили за уход деньги, вы бы так быстро не сгорали. Адекватно оплачиваемый уход — это профилактика синдрома выгорания.

Но ещё тяжелей перестроиться внутри, признать, что твой близкий болен, взять контроль над ситуацией в свои руки, и, несмотря на усталость и хлопоты, стараться радоваться этой жизни. Потому что другой не будет.

источник