Меню Рубрики

Менингококковый назофарингит лечение детей

Назофарингитом называют острый воспалительный процесс, поражающий слизистые оболочки, выстилающие хоаны и верхний отдел носоглотки. Этиология воспаления может носить вирусную, грибковую, бактериальную, аллергическую и т.д. природу. Чаще всего, назофарингиты развиваются на фоне острой вирусной респираторной инфекции, однако встречаются также и неспецифические назофарингиты на фоне дифтерии или менингококковой инфекции.

Назофарингит код по МКБ 10 — J00. Менингококковая инфекция код по МКБ 10 – А39.
Содержание:

Острый менингококковый назофарингит является одной из локализированных форм менингококковой инфекции и при наличии благоприятных факторов может стать причиной генерализации инфекции с развитием менингококкового менингита или менингококцемии.

Менингококковая инфекция является острым инфекционным заболеванием, вызываемым менингококками. Это малоустойчивые в окружающей среде бактерии (грамотрицательные бобовидные парные кокки или диплококки).

Менингеальный назофарингит заразен. Передача инфекции осуществляется преимущественно воздушно-капельно, реже контактно-бытовым путем (общая посуда и т.д.). Болеют преимущественно дети и подростки, у взрослых данная инфекция встречается реже.

Источником инфекции является пациент с менингококковым назофарингитом, менингитом или здоровый носитель бактерий. Наибольшую эпидемическую опасность представляют именно пациенты с назофарингитом и здоровые носители. Это связано с тем, что менингококковый назофарингит у детей и взрослых протекает практически неотличимо от обычного вирусного назофарингита. При здоровом носительстве симптомы полностью отсутствуют, однако пациент продолжает выделять менингококки в окружающую среду при кашле, разговоре и чихании.

Менингококковая инфекция относится к строгим антропонозам, то есть источником инфекции являются только люди. Восприимчивость к менингококкам высокая. К группам повышенного риска относят детей до пяти лет, студентов первых курсов и новобранцев в армии.

Для вспышек данной инфекции характерны сезонные колебания с преимущественно зимне-весенней активностью. Максимальная заболеваемость отмечается с февраля по апрель.

Среди жителей городов генерализированная менингококковая инфекция (менингит, менингококцемия) встречаются чаще, чем у сельских жителей.

Симптомы менингококкового назофарингита встречаются примерно у двадцати процентов больных.

Выраженность клинической симптоматики и форма менингококковой инфекции зависят от:

  • патогенных свойств возбудителя (они несколько отличаются в различных серогруппах);
  • состояния иммунной системы больного.

Местный иммунитет пациента во многом определяет тяжесть течения заболевания. Риск развития генерализированных форм возрастает при наличии:

  • иммунодефицитных состояний, аутоиммунных патологий, декомпенсированного сахарного диабета, тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний, злокачественных новообразований;
  • ослаблений иммунитета после недавно перенесенных вирусных, бактериальных и т.д. заболеваний;
  • истощения и тяжелых авитаминозов;
  • таких благоприятных факторов как сильное переохлаждение, длительные стрессы и переутомление и т.д.

Клиническая картина менингококковой инфекции обуславливается сочетанием воспалительных, токсических и аллергических реакций. Это связано с тем, что гноеродные кокки вызывают не только гнойное воспаление, протекающее в виде менингита, артрита и т.д., но также и продуцируют большое количество эндотоксина, приводящего к значительной интоксикации.

Инкубационный период для менингококка находится в пределах от одного до десяти дней (у большинства пациентов несколько суток).

Развитие местного воспалительного процесса начинается после попадание менингококка на слизистую, выстилающую носоглотку. При хорошем местном иммунитете у человека, попадание возбудителя не сопровождается развитием симптомов воспалительной реакции или приводит к возникновению отека и катарального воспаления слизистой носоглотки. При слабом иммунном ответе развивается менингит.

Менингококковый назофарингит у детей начинается остро. Первыми симптомами заболевания является интоксикационный и лихорадочный синдром. Симптомы назофарингита не являются специфическими и не отличаются от ОРЗ другой этиологии.

Пациенты жалуются на слабость, вялость, снижение аппетита, сонливость, тошноту, суставные и мышечные боли. Отмечается также учащенное сердцебиение (тахикардия) и озноб.

Симптомы назофарингита проявляются заложенностью носа (некоторые пациенты жалуются на зуд — «свербит в носу»), гнусавостью голоса, першением в горле. Также может отмечаться сухой кашель. Кашель носит в основном рефлекторный характер и обусловлен сухостью и раздражением слизистой оболочки горла.

Возможно также скудное отделяемое из носовых ходов. Жалобы на то, что из носа обильно течет прозрачная жидкость, более характерны для риновирусной или аденовирусной инфекции. При менингококковом назофарингите характерно более вязкое отделяемое из носовых ходов (слизисто-гнойное или гнойное).

При осмотре обращает на себя внимание выраженный отек и гиперемия слизистой (возможен багрово-синюшный оттенок и зернистость задней стенки глотки). В некоторых случаях, по задней стенке глотки может стекать слизисто-гнойное вязкое содержимое.

Головные боли могут отмечаться на пике повышения температуры, однако они не такие интенсивные, как при генерализации инфекции (менингит) и не сопровождаются светобоязнью и рвотой.

При отсутствии благоприятных факторов и адекватного состояния местного иммунитета, менингококковый назофарингит не сопровождается выходом бактерий в кровь с развитием менингококцемии и менингита.

Симптомы менингококкового назофарингита исчезают через семь-десять дней от начала заболевания. После этого, в некоторых случаях может отмечаться здоровое носительство менингококка (с активным выделением его в окружающую среду) в течение двух – трех (редко дольше) недель.

Фото менингококкового назофарингита

Менингококковый назофарингит

При наличии неблагоприятных факторов, возбудитель попадает в кровь (развивается бактериемия) и в дальнейшем, преодолевает гемато-ликворный барьер и приводит к развитию менингита. При генерализации менингококковой инфекции, менингококки, а также их токсины раздражают рецепторы мягких мозговых оболочек, вызывая воспалительный процесс и приводя к гиперпродукции спинномозговой жидкости, способствуя развитию специфической менингеальной симптоматики, связанной с повышенным ликворным давлением.

При генерализации инфекции характерно появление звездчатой геморрагической сыпи, светобоязни, ригидности затылочных мышц, резко выраженных головных болей, рвоты, не приносящей облегчения.

При перенесенной генерализированной инфекции формируется достаточно напряженный и стойкий иммунитет. Повторные случаи менингита практически не регистрируются.

Наибольший риск развития менингита и менингококкцемии отмечается у детей. Максимально тяжело заболевание протекает у детей до трех лет. Согласно статистике, около 75% пациентов, умерших от генерализированных форм менингококковой инфекции – это дети младше двух лет.

У взрослых чаще встречается локализированные формы (здоровое бессимптомное носительство бактерий или назофарингиты). Следует отметить, что помимо наличия у пациента благоприятных фактов, способствующих более тяжелому течению болезни, у некоторых пациентов отмечается также и генетическая предрасположенность к менингококковой инфекции.

У таких больных практически отсутствует клеточный иммунный ответ на попадание в организм менингококков. Кроме более тяжелого течения инфекции, у них также отмечается склонность к ее рецидивам.

У взрослых, проживающих в районах с большим процентом здоровых носителей, за счет частого попадания менингококков на слизистую происходит специфическая иммунизация организма. Поэтому, в коллективах с большим числом носителей инфекции, вспышки менингококковых назофарингитов и менингитов не регистрируют.

Симптомы менингококкового назофарингита у взрослых не отличаются от проявлений у детей. Характерны жалобы на слабость, заложенность носа, сухость и першение в горле. При легком течении, температура может не повышаться. Также могут отмечаться жалобы на осиплость голоса, сухой кашель, скудное вязкое отделяемое из новых ходов.

За счет неспецифической симптоматики, менингококковые назофарингиты крайне сложно диагностировать. Заподозрить менингококковую этиологию можно при наличии в анамнезе указаний на контакт больного назофарингитом с пациентом, госпитализированным по поводу менингита.

Для подтверждения менингококковой природы воспаления выполняется бактериологическое исследование.

Диагноз назофарингита выставляется на основании:

  • клинических признаков ОРЗ (острое катаральное воспаление в носоглотке);
  • выделение менингококковой культуры из носоглоточной слизи больного;
  • титра антител в РПГА.

При локализированном течении менингококковой инфекции (носительство, назофарингит) изменения в периферической крови слабовыраженные, либо вовсе отсутствуют. Может выявляться слабый лейкоцитоз нейтрофильного характера, увеличенная скорость оседания эритроцитов.

Для лечения менингококкового назофарингита, а также здорового носительства менингококковой инфекции, назначают препараты амоксициллина или эритромицина.

При менингококковых менингитах применяют бензилпенициллина натриевую соль ® , цефотаксим ® , цефтриаксон ® , цефепим ® . Может использоваться также хлорамфеникол ® .

По показаниям могут быть назначены человеческие иммуноглобулины.

Для купирования лихорадочного синдрома применяют нестероидные противовоспалительные средства (ибупрофен ® , нимесулид ® , парацетамол ® ).

Пациенты с генерализированным течением инфекции, в обязательном порядке госпитализируются в стационар. Здоровые носители могут госпитализироваться по эпидемиологическим показаниям (проживание в казармах, общежитиях и т.д.). Пациенты с острым менингококковым назофарингитом, госпитализируются. Все, общавшиеся с больным, должны быть осмотрены врачом, по показаниям проводится антибиотикопрофилактика. Пациенты, с катаральными явлениями в носоглотке, при наличии в анамнезе контакта с пациентом с менингитом, также госпитализируются.

источник

МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ

МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ — острое инфекционное заболевание, характеризующееся поражением слизистой оболочки носоглотки (назофарингит), генерализацией в виде менингококкцемии и поражением головного мозга в виде гнойного менингита или менингоэнцефалита.

Данное наименование заболевание получило с 1965 года, хотя известно было с XVII века.

. Менингококковая инфекция регистрируется во всех странах мира, во всех климатических зонах. Наиболее высокая заболеваемость — в странах Африки, особенно в Центральной и Западной (Чад, Судан, Нигер, Буркина Фасо, Северная Нигерия (всего 15 стран) – так называемый «менингитный пояс» длиной 4200 и шириной 600 км). На территории России регистрируется не часто, хотя за последние годы появилась тенденция к росту заболеваемости менингококковой инфекцией. В Кировской области за 30 лет наблюдения эпидемия наблюдалась в 1979-1987.

ЭТИОЛОГИЯ. Возбудителем заболевания является менингококк Вейксельбаума — Neisseria meningitidis (грамотрицательный диплококк) который в препаратах под микроскопом виден как два парных образования по типу кофейных зерен. Имеет несколько серологических групп: А, В, С, X, Y, Z W-135. Эпидемически значимы А, В, С. При разрушении выделяет эндотоксин. Во внешней среде менингококк мало устойчив и патогенен только для человека.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Менингококковая инфекция относится к типичным антропонозам.

Источниками инфекции являются только люди: больной человек (особенно стертой формой) и бактерионоситель (реконвалесцент до 2-6 недель после заболевания и транзиторный носитель).

Путь передачи — воздушно — капельный (при кашле, чихании, разговоре).

Восприимчивость к менингококковой инфекции наиболее высокая у детей до 5 лет, особенно до 1-1,5 лет, (50-90% заболеваний).Чаще заболевают дети, не посещающие детские дошкольные учреждения.

Т.к. менингококк крайне неустойчив во внешней среде, для заражения нужен близкий контакт. В связи с этим чаще всего менингококка ребенку приносят близкие родственники, в том числе мать. Поскольку наиболее интенсивное носительство менингококка приходится на молодой возраст, это, как правило, недавно родившие женщины, имеющие единственного ребенка, что еще больше усугубляет трагизм ситуации.

Кроме того заболеванию подвержены лица молодого возраста в организованных коллективах (солдаты, студенты и т.д.). Среди взрослых в предыдущие годы восприимчивость была незначительной, чаще наблюдалось «здоровое» носительство; но в последние годы отмечается увеличение заболеваемости.

Опасными коллективами по менингококковой инфекции считаются:

ü «закрытые» детские учреждения: дома ребенка, детские дома и школы-интернаты (скученность, тесные контакты, «закрытость» коллектива),

ü средние специальные учебные заведения: техникумы, училища, колледжи, лицеи (особенно при проживании учащихся в общежитии).

Сезонность. Зимний период и начало весны, чаще февраль — март. Причем менингококковая инфекция любит сопровождать эпидемии гриппа.

Иммунитет после заболевания формируется стойкий.

Входными воротами инфекции являются слизистые оболочки носоглотки, где происходит внедрение и размножение возбуди­теля. В области внедрения развивается местный воспалительный процесс — назофарингит, а образовавшийся от разрушения возбудителя эндотоксин поступает в ток крови и вызывает умеренную интоксикацию.

В случае преодоления менингококком защитного барьера слизистых оболочек носоглотки — возбудитель попадает в кровь (бактеремия), что вызывает развитие менингококкового сепсиса — менингококкцемии. Бактеремия сопровождается массивной гибелью менингококков с высвобождением большого количества эндотоксина, который вызывает выраженную инто­ксикацию организма с поражением центральной нервной системы, сер­дечно-сосудистой системы и надпочечников (вплоть до развития инфекционно-токсического шока).

Кроме того, эндотоксин нарушает свертываемость крови и поражает эндотелий капилляров, в результате чего нарушается местное кровообращение с развитием некроза тканей, появляются геморрагические высыпания на коже, возникают массивные кровотечения и кровоизлияния в различные ткани и органы (кожу, надпочечники, почки и т.д.).

В результате проникновения возбудителя и эндотоксина через гематоэнцефалитический барьер возникает поражение мягких оболочек головного мозга с развитием гнойного менингита, а затем возможно распространение процесса на вещество мозга с развитием менингоэнцефалита.

Инкубационный период длится от 2 до 10 дней, чаще составляет 4-6 дней.

КЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ МЕНИНГОКОККОВОЙ ИНФЕКЦИИ:

б) менингококковый назофарингит

а) менингококцемия – типичная, молниеносная, хроническая;

б) менингит, менингоэнцефалит;

3. Редкие формы – менингококковые эндокардит, пневмония, артрит, иридоциклит, нефрит, гепатит

МЕНИНГОКОККОНОСИТЕЛЬСТВО (ТРАНЗИТОРНОЕ)— встречается

часто — до 70% от всех случаев.

1) возраст: чаще 17-19 лет (поэтому заболеваемость отмечается больше в средних специальных учебных заведениях); у детей встречается реже, а в возрасте до 2-х лет — вообще не отмечается.

2) наличие патологии носоглотки в виде лимфоидных разрастании (аденоиды, гипертрофия миндалин), особенно в сочетании с хроническим тонзиллитом;

3) скученность с плохим проветриванием помещений (что наблюдается в «закрытых» детских коллективах).

Длительность транзиторного носительства составляет чаще 3-4 недели, но может быть и дольше вплоть до нескольких месяцев (особенно и опасных коллективах).

Менингококконосительство протекает без клинических симптомов и не нарушает самочувствия пациентов. Поэтому выявляется только при следующих обстоятельствах: при случайном обследовании (например, при оформлении на определенную работу или ребенка в детский комбинат): при профилактическом обследовании опасного коллектива; при обследовании контактных из очага инфекции.

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКАпредусматривает бактериологическое исследование слизи из носоглотки. Забор производится натощак стерильным тампоном, укрепленным на изогнутой алюминиевой проволоке. Язык при этом необходимо отжать книзу стерильным шпателем, проволоку изогнутостью кверху завести за маленький язычок и забрать слизь с задней стенки глотки. Далее производят посев слизи на питательныйагар в чашку Петри, которую немедленно отправляют в термостат.

ЛЕЧЕНИЕ.Бактерионосителя необходимо изолировать (на дому, если дляэтого есть условия; в изоляторе «закрытого» детского учреждения, либо в стационаре).

Лечебные мероприятиязависят от продолжительности бактерионосительства.Если носительство непродолжительное (менее 3-х недель), то проводится:санация носоглотки по рекомендации Лор-врача (полоскания,физиолечение, оперативное лечение и т.д.); витаминотерапия и назначение общеукрепляющих препаратов.

Читайте также:  Чем лечить назофарингит беременной

Повторный забор мазков из носоглотки производится через 7-10 дней.

Допуск в коллектив разрешается при 2-х отрицательных результатах бакпосева носоглоточной слизи.

При бактерионосительстве более 3 недель к вышеуказанному лечению необходимо добавить антибиотикотерапию (эритромицин, ампициллин) втаблетках курсом 5-7 дней.

Допуск в коллектив разрешается с 2-мя отрицательными посевами сли­зи из носоглотки, забранными через 3 дня после антибиотикотерапии с интервалом в 2 дня.

ОСТРЫЙ МЕНИНГОКОККОВЫЙ НАЗОФАРИНГИТ

Встречается в 20-30 % случаев.

ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОДсоставляет в среднем 3-4 дня (максимум до 7 дней).

Назофарингит имеет острое начало: появляются умеренная головная боль, заложенность носа, насморк со скудными выделениями, першнение в зеве и сухой кашель. Температура тела повышается до 37,5 — 38 ° С.

Данные симптомы напоминают картину острого респираторного заболевания, но в отличие от него наблюдается длительное нарушение носового дыхания (за счет отека слизистой носоглотки) и слабая выражен­ность катаральных явлений.

В практике это отличие, к сожалению, редко устанавливается, поэтому клинически менингококковый назофарингит диагностировать крайне затруднительно. Возможно лишь заподозрить его у контактных, за которыми ведется целенаправленное медицинское наблюдение.

Диагноз окончательно устанавливается лишь в результате лабораторного исследования.

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИГАНОСТИКА

1) бакпосев слизи из носоглотки (из носа — стерильным тампоном на прямой палочке, а из глотки — на изогнутой кверху); забранную слизь немедленно наносят на агар чашки Петри;

2) серологическое исследование крови (с 5-го дня болезни) для выявления специфических антител.

Менингококковый назофарингит считается локализованной формой и может быть единственным проявлением менингококковой инфекции. Но нередко назофарингит предшествует развитию генерализованных форм

|зированных участков с образованием дефектов кожи. Наблюдаются также случаи некроза кончиков пальцев, носа, ушных раковин.

Мелкие геморрагии оставляют после себя пигментацию, а элементы аллергоподобной сыпи исчезают бесследно.

У ряда больных отмечаются кровоизлияния в склеры, конъюнктивы, слизистые оболочки носоглотки. Могут наблюдаться кровоточивость слизистых оболочек и кровотечения (носовые, желудочные, маточные, микро-и макрогематурия).

Кроме того, на фоне менингококкцемии наблюдается падение сердечно-сосудистой деятельности: нарушение работы сердца (приглушенность тонов, тахикардия, нитевидный пульс) и резкое снижение артериального давления. В тяжелых случаях развивается инфекционно-токсический шок.

МЕНИНГОКОККОВЫЙ ГНОЙНЫЙ МЕНИНГИТразвивается вследствие поражения мягкой оболочки головного мозга в виде гнойного процесса. На фоне симптомов выраженной интоксикации центральной нервной системы и высокой лихорадки появляются сильная головная боль, рвота, беспокойство, нарушение сознания, бред, судороги. При осмотре выявляются гиперестезия кожи (повышенная чувствительность) и наличие менингеальных симптомов. Данные симптомы развиваются в результате поражения оболочек мозга и повышения внутричерепного давления, что у детей до года проявляется ее напряжением или выбуханием большого родничка.

К менингеальным симптомам относятся:ригидность затылочных мышц (она может проявляться запрокидыванием головы назад в положении лежа, особенно у детей раннего возраста); симптом Кернига; симптом Брудзинского (ноги подтянуты к животу).

Возможно поражение черепных нервов (лицевого, глазодвигательного, тройничного).

На фоне данной симптоматики происходит нарушение сердечно-сосудистой деятельности.

При подозрении на менингит необходимо обязательно производить спинномозговую (люмбальную) пункцию. Полученная в результате пункции спинномозговая жидкость (ликвор) при наличии гнойного менингита вытекает под давлением (частыми каплями или струей), имеет мутный вид

Гнойный менингит является наиболее распространенной генерализованной формой менингококковой инфекции.

МЕНИНГОКОККОВЫЙ МЕНИНГОЭНЦЕФАЛИТразвивается в результате распространения воспалительного процесса с мозговых оболочек на само вещество головного мозга с его жизненно важными центрами. Вследствие этого развивается набухание и отек мозга, что влечет за собой резкое повышение внутричерепного давления (церебральную гипертензию).

Данная форма имеет более острое начало. Развиваются все симптомы, характерные для менингита, но отмечается более раннее нарушение сознания и раннее появление судорог (уже с первых дней заболевания). Через сутки от начала болезни у большинства больных наблюдается характерная поза — больной лежит на боку с запрокинутой головой и согнутыми ногами, подтянутыми к животу.

По мере уменьшения интоксикации появляются симптомы энцефалита в виде очаговых поражений — разнообразные пареза и параличи: поражение черепно-мозговых нервов (анизокория, снижение зрения, птоз, глухота), парез мимических мышц, спастические геми- и парапарезы. Возможны корковые расстройства: нарушение психики, частичная или полная амнезия, зрительные и слуховые галлюцинации, эйфория или депрессивное состояние.

Менингоэнцефалит протекает тяжелее остальных генерализованных форм и часто дает остаточные явления.

ОСЛОЖНЕНИЯ ГЕНЕРАЛИЗОВАННЫХ ФОРМ.Наиболее грозными являются острый отек головного мозга (вызывает паралич дыхательного центра) и инфекционно-токсический шок. Возможны неврит слухового нерва, гнойный отит, эндомиокардит, пневмония, полиартриты, поражения почек, дисфункция кишечника и др.

Перенесенные менингококковые менингит и особенно менингоэнцефалитмогут повлечь за собой следующие последствия:

1) функциональные: церебростению (слабость, головные боли, нарушение памяти, вегетососудистая дистония и т.п.) или нарушение умственного развития (особенно у детей);

2) органические последствия: гипертензионный синдром; гидроцефалию (у детей особенно), вторичную эпилепсию, остаточные парезы.

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКА ГЕНЕРАЛИЗОВАННЫХ ФОРМпредусматривает:

1) бактериоскопию толстой капли крови или ликвора (обнаруживаются характерные диплококки); 2) бактериологическое исследование слизи из носоглотки, крови и ликвора (для выделения возбудителя);

3) серологическое исследование крови (для выявления специфических антител);

4) иммунологическое исследование (иммунофлюоресценция и реакция преципитации с сывороткой крови и ликвором);

5) ликворологическое исследование, выявляющее нейтрофильный цитоз, повышение содержания белка, снижение количества сахара и хлоридов;

6) клинический анализ крови — выявляет гиперлейкоцитоз, палочкоя-дерный сдвиг, лимфопению и ускорение СОЭ.

ЛЕЧЕНИЕ ГЕНЕРАЛИЗОВАННЫХ ФОРМ.Проводится только в стационаре.

Режим назначается постельный (до улучшения состояния). Необходим тщательный уход за больным с выполнением санитарно-гигиенического режима и мер профилактики вторичных осложнений и пролежней.

Питание больного должно быть полноценным и витаминизированным. В случае нарушения глотания пища вводится через желудочный зонд.

МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ ЛЕЧЕНИЕпредусматривает комплексную терапию.

Этиотропноназначается пенициллин в максимальных дозах (200 тыс ЕД/кг веса в сутки) внутримышечно или внутривенно (внутривенно вводится только натриевая соль бензилпенициллина), полусинтетические пенициллины (ампициллин, оксациллин), левомицетин-сукцинат внутримышечно, рифампицин внутримышечно. Длительность курса 6-7 дней.

При тяжелом течении заболевания с развитием инфекционно-токсического шока целесообразно начинать этиотропную терапию с левомицетина-сукцината по 1,5 г внутримышечно через 8 часов (во избежании массовой гибели возбудителя от воздействия пенициллина с высвобождением дополнительного количества эндотоксина).

После выведения больного из шока переходят на инъекции бензилпенициллина.

Патогенетическое лечение включает:

1) детоксикацию — обильное питье и внутривенное капельное введение растворов Рингера, 5% глюкозы, изотонического раствора натрия;

2) дегидратацию — проводится одновременно с детоксикацией для предупреждения отека мозга и заклинивания продолговатого мозга; для этой цели вводятся диуретики: лазикс, маннитол, диакарб,а также 20-40% раствор глюкозы;

3) гормонотерпию: гидрокортизон и преднизолон; в первые дни внутривенно, затем внутримышечно (дозы большие и максимальные)

Специфическое лечение предусматривает:применение иммунной антименингококковой плазмы, которая вводится внутривенно от одно) и до трех раз.

Симптоматическое лечениемногообразно и зависит от тяжести течения генерализованной формы менингококковой инфекции. При лихорадке используется пузырь со льдом к голове и крупным сосудам, при гипертермии назначаются антипиретики (чаще анальгин с димедролом внутримышечно). Для поддержания сердечно-сосудистой системы внутривенно капельно вводятся корглюкон, строфантитн, эуфиллин, мезатон, кокарбоксилаза. При необходимости назначаются противосудорожные препараты (ГОМК, седуксен, аминазин) и десенсебилизирующие средства (димедрол. супрастин и т.д.).

Постоянно должна проводиться оксигенотерапия и витаминотерапия (аскорбиновая кислота внутривенно и внутрь, витамины группы В внутримышечно). При угрозе неврита слухового нерва назначается как можно раньше прозерин и дибазол. В периоде ранней реконвалесценции (сразу после этиотропной терапии) подключаются препараты, улучшающие функцию головного мозга: трентал, пантогам, пирацетам и др. В восстановительный период назначаются пантокрин (или левзея, или элеутерококк), поливитамины (ундевит, гексавит), инъекции экстракта алоэ, глицерофосфат кальция, глютаминовая кислота.

При тяжелом течении эффективно применение гемо- и плазмосорбции, а также гипербарической оксигенации.

При выявлении больного генерализованной формой менингококковой инфекции очень важна правильная тактика медработника, так как тяжелые формы данной патологии требуют экстренной помощи больному прямо на месте его выявления (на дому, в поликлинике и т.п.). Зачастую в этих случаях от поведения медицинского работника зависит жизнь больного.

Для оказания экстренной помощи необходимо сделать вызов реанимационной бригады станции скорой помощи, которая имеет специально подготовленного врача, медицинских сестер и соответствующее оснащение, позволяющее осуществить прокол и катетеризацию подключичной вены больного (при невозможности проникнуть в вену пункционно) и начать интенсивную терапию. В условиях поликлиники при развитии инфекционно-токсического шока у пациента допустимо доприезда реанимационной бригады введение гидрокортизона и корглюкона сублингвально (в подъязычный сосудистый пучок, медленно, в разных шприцах) в качестве посильной помощи больному.

Далее пациент транспортируется в реанимационное отделение инфекционной больницы «под капельницей», что позволяет производить повторные введения необходимых лекарственных препаратов и сохранить жизнь больному в пути.

Критериями выписки из стационара являются: пребывание в стационаре не менее 30 дней; полное клиническое выздоровление; санация ликвора (при менингите); наличие двух отрицательных бактериологических исследований слизи из носоглотки, взятых через 3 дня после антибиотикотерапии с интервалом в 1-2 дня.

Допуск в коллектив разрешается через 10 дней домашнего режима и при наличии еще одного отрицательного бак. Посева слизи из носоглотки, взятого в конце этого срока.

Диспансерный учет составляет 2 года с обязательным осмотром невропатологом.

ХРОНИЧЕСКАЯ ФОРМА

Хроническая форма менингококкемии встречается крайне редко, протекает с рецидивами клинических симптомов на протяжении нескольких месяцев.

МОЛНИЕНОСНАЯ ФОРМА

протекает крайне тяжело; имеет острейшее начало и бурное течение: в считанные часы температура тела повышается до 40 °С и выше, развивается резко выраженная интоксикация с адинамией, нарушением сознания и падением сердечно-сосудистой деятельности. Данные симптомы вызваны развитием инфекционно-токсического шока и поражением надпочечников (происходит массивное кровоизлияние в надпочечники с последующим некрозом и расплавлением).

При осмотре больных отмечается: кожные покровы очень бледные с серым оттенком и холодные на ощупь (вследствие поражения капилляров), уже через несколько часов от начала заболевания на коже начинаем появляться сыпь геморрагического характера, которая буквально на глазах преобразуется из мелких элементов в крупные геморрагии. Они в свою очередь сливаются друг с другом, приобретая багровую окраску и покры­вая буквально все кожные покровы. На нижних поверхностях спины, яго­диц и конечностей высыпания приобретают вид трупных пятен.

Гибель больного может наступить уже через 12-24 часа. Летальность при данной форме составляет 60-80% (при вскрытии умерших выявляется некроз надпочечников с их расплавлением).

Если же больного удалось спасти, то его ожидают некрозы тканей, которые развиваются как в районе обширных геморрагии (кожа спины, ягодиц), так и на дистальных участках (кончики пальцев, носа, ушные раковины, что вызвано резким нарушением кровоснабжения); некротизированные ткани затем отторгаются, в результате чего остаются косметические дефекты.

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКАмолниеносной формы идентична генерализованным формам.

При данной форме особенно важна правильная тактика медицинского работника, чтобы через вызов реанимационной службы как можно раньше развернуть все необходимые мероприятия интенсивной терапии, а затем доставить больного в реанимационное отделение инфекционной больницы.

Экстренная помощь и последующее лечение идентичны генерализованным формам (только дозы гормонов и антибиотиков берутся максимальные).

Критерии выписки, допуск в коллектив и сроки «Д»-учета те же, что и при генерализованных формах.

СМЕШАННАЯ ФОРМА

Данная форма подразумевает сочетание различных клинических форм. Может быть сочетание локализованной формы (назофарингита) с одной или двумя генерализованными формами. Например, менингококковый назофарингит и менингококкцемия, или назофарингит, менингококкцемия и гнойный менингит (менингоэнцефалит). Или может быть сочетание различных генерализованных форм.

Тактика в отношении больных смешанной формой строится соответственно клиническим проявлениям.

ПРОФИЛАКТИКА

Выявление больных и носителей с их изоляцией; санация бактерионосителей; правильная работа с контактными из очага инфекции; профилактическое бактериологическое обследование (путем забора мазков из носоглотки) опасных коллективов, которое лучше всего осуществлять в феврале-марте; регулярное проветривание помещений; закаливание.

СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА— осуществляется путем активной иммунизации населения с помощью менингококковых вакцин. Вакцинация проводится по эпидемическим показаниям:

1) контактным в очаге инфекции (не позднее 5-го контакта);

2) опасным коллективам при наличии выявленного бактерионосительства более 10-15% (детские дома, школы-интернаты, техникумы, училища, лицеи, колледжи);

3) населению в массовом порядке при угрозе вспышки данного заболевания.

Прививки проводятся по распоряжению врача — эпидемиолога.

МЕРОПРИЯТИЯ В ЭПИДЕМИЧЕСКОМ ОЧАГЕ(СЕМЬЯ, КОЛЛЕКТИВ) предусматривают следующие действия;

1) заключительную дезинфекцию;

2) наблюдение за контактными в течение 10 дней с наложением карантина в коллективе на этот же срок; осуществляется медработниками поликлиники или коллектива с ежедневным опросом, термометрией, осмотром зева и кожи; при малейшем подозрении на прояв­ление менингококковой инфекции необходима консультация врача-инфекциониста;

3) обязательный осмотр контактных Лор-врачом (для выявления патологии носоглотки и необходимой санации);

4) бактериологическое обследование контактных путем забора мазков их носоглотки (в семейном очаге мазки детям до 2-х лет забираются участковой медсестрой, остальным контактным в семье и коллективе мазки забирает лаборант из бактериологической лаборатории);

5) детям до 7 лет рекомендуется введение гамма-глобулина (вопрос решается индивидуально): до 3-х лет — 1,5 мл внутримышечно, с 3-х до 7 лет — 3 мл внутримышечно, но не позднее-7-го дня контакта;

6) вакцинация контактных (по распоряжению врача-эпидемиолога) проводится в первые 5 дней контакта.

Примечание: детям до 7 лет вводится либо вакцина, либо гамма -глобулин.

источник

Nesseria meningitides ( менингококк Вексельбаумана) в 1887

Грамм отрицательный диплококк.

Имеет аллергическую субстанцию,

Серогруппы менингококка А.В.С.

Растёт на питательных средах с добавлением белка и антибиотика-линкомицина или ристомицина

Читайте также:  Аллергический назофарингит у взрослых

требовательны к питательным средам

неустойчивы во внешней среде (летом на свету сохраняется всего 1-2 часа, быстро погибает при низкой температуре, недостаточной влажности)

Очень чувствительны к действию дезинфектантов: 0,01% раствору хлорамина, погибает через 2 минуты,

Моментально погибает при кипячении

эндотоксин обладает вазотропностью и нейротропностью

возбудитель имеет в своем составе гиалуронидазу — преодоление барьера слизистых оболочек

полисахаридный антиген -вызывает сенсибилизацию организма

менингококки образуют L-формы, которые более устойчивы к антибиотикам, чем обычные бактериальные формы

Источник инфекции- больной человек, бактерионоситель

Механизм передачи аэрогенный

Инкубационный период 1-10 дней

Болеют чаще дети до 3 лет

Летальность 10%-11% при гипертоксических формах до 70%

Больные назофарингитом (выделяют возбудителя) в 2-3 раза больше чем носители.

Больные генерализованными формами инфекции (по интенсивности выделения возбудителя во внешнюю среду в 6 раз опаснее носителей).

Длительность здорового носительства обычно не превышает 2-3 недели, реже затягивается до 6 месяцев и до 1 года (при наличии хронических воспалительных заболеваний носоглотки).

головная боль, першение в горле, кашель, чихание, заложенность носа, затрудненное носовое дыхание. Температура тела повышается до субфебрильных цифр, реже достигает 39 0С. Длительность лихорадки составляет 2-3 дня

осмотр слизистой носа: отечная со скудным серозно –гнойным отделяемым, слизистая задней стенки глотки гиперемирована, отечна, фолликулы гипертрофированы.

Воспалительные изменения слизистой носоглотки сохраняются в течение 5-7 дней, гипертрофия фолликулов до 2 недель.

головная боль, першение в горле, кашель, чихание, заложенность носа, затрудненное носовое дыхание. Температура тела повышается до субфебрильных цифр, реже достигает 39 0С. Длительность лихорадки составляет 2-3 дня

осмотр слизистой носа: отечная со скудным серозно –гнойным отделяемым, слизистая задней стенки глотки гиперемирована, отечна, фолликулы гипертрофированы.

Воспалительные изменения слизистой носоглотки сохраняются в течение 5-7 дней, гипертрофия фолликулов до 2 недель.

детей с диагнозом «менингококковый назофарингит мы рекомендуем госпитализировать в инфекционный стационар, так как у них возможно развитие генерализованных форм

Левомицетин внутрь разовая доза до 3-х лет 0,1 — 4 раза в день;

с 3 до 8 лет -0,15- 0,2 г — 4 раза в день

Можно назначать- эритромицин 40-50 мг/ кг или

ампициллин 100 мг/кг в сутки в 4 приема

Курс лечения этими антибиотиками 4 дня

рифампицин перорально в суточной дозе детям

до 1 месяца — 5 мг/кг массы тела

от 1 месяца до 12 лет — 10 мг/ кг массы тела

Препарат дается течение 2 суток 2 раза в день

цефтриаксон вводится внутримышечно 1 раз в день 3 дня

Десенсибилизирующая терапия( димедрол, супрастин, пипольфен, диазолин

Применяются средства местного действия на слизистую носоглотки

раствор ромашки, раствор фурациллина 1:5000, эвкалипт

ультразвук, лазеротерапия, УФО на заднюю стенку глотки.

дети с диагнозом «менингококконосительство» госпитализируют по эпидемиологическим показаниям.

Проводится курс антибиотикотерапии внутрь в течение 4 дней — левомицетином, или эритромицином, рифампицином.

При длительном носительстве (более 5 недель) проводится второй курс санации антибиотиками широкого спектра действия.

Недоношенный ребенок, признаки. Особенности ухода, вскармливания.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НЕДОНОШЕННОСТИ. ПРИЧИНЫ НЕДОНАШИВАНИЯ

К недоношенным относят детей, родившихся до истечения 37 нед беременности и имеющих массу тела менее 2500 г и рост менее 45 см. Антропометрические показатели вследствие их значительной индивидуальной вариабельности могут быть отнесены к условным критериям недоношенности, так как многие доношенные дети рождаются с массой тела менее 2500 г, в то же время недоношенный ребенок может иметь массу более 2500 г.

Условно выделяют 4 степени недоношенности по массе тела: I — 2001—2500 г, II — 1501-2000 г, III -1001-1500 г, IV — менее 1000 г.

С 1974 г. ВОЗ предложила считать жизнеспособными детей, родившихся с массой тела более 500 г при сроке беременности не менее 22 нед.

Наиболее часто преждевременные роды обусловлены заболеваниями матери (хроническая соматическая патология: заболевания почек, сердечно-сосудистой системы, эндокринные нарушения; острые инфекционные заболевания; гинекологическая патология); осложнениями беременности (особенно поздний токсикоз); отягощением акушерского анамнеза предшествующими абортами и выкидышами (истмико-цервикальная недостаточность); травмами (в том числе психическими) и интоксикацией (курение, алкоголь); иммунологиче-ской несовместимостью в системе мать—плод (резус-конфликт и групповой конфликт). Имеет значение также слишком юный (до 18 лет) и пожилой (старше 30 лет) возраст матери; влияние возраста и состояние здоровья отца менее выражено.

Со стороны плода причинами недонашивания могуг быть генетические заболевания (в том числе хромосомная патология) и внутриутробные инфекции. В последние годы особое значение приобрели социально-экономические причины недонашивания (производственные вредности, внебрачные роды, ухудшение экологической обстановки, «сексуальная революция», скрытое голодание женщин вследствие обнищания населения и т. д.).

Недоношенные дети имеют своеобразное телосложение — относительно большая голова с преобладанием мозгового черепа, иногда — открытые черепные швы, малый и боковой роднички, низкое расположение пупочного кольца; слабое развитие подкожной жировой клетчатки. Для недоношенных характерно обильное пушковое оволосение (лануго), при значительной степени недоношенности — недоразвитие ногтей. Кости черепа податливы вследствие недостаточной минерализации, ушные раковины мягкие. У мальчиков яички не опущены в мошонку (у крайне незрелых детей мошонка вообще недоразвита); у девочек половая щель зияет вследствие недоразвития половых губ и относительной гипертрофии клитора. На основании внешнего осмотра ребенка можно сделать заключение о степени недоношенности (гестационном возрасте) по совокупности морфологических критериев, для чего разработаны оценочные таблицы этих признаков в баллах.

Для нервной системы недоношенных детей характерны слабость и быстрое угасание физиологических рефлексов (у глубоконедоношенных, включая сосательный и глотательный); замедленная реакция на раздражения; несовершенство терморегуляции; мышечная гипотония.

Морфология мозга недоношенного ребенка характеризуется сглаженностью борозд, слабой дифферен-цировкой серого и белого вещества, неполной миели-низацией нервных волокон и проводящих путей.

Реакции недоношенных детей на различные раздражения отличаются генерализованностью, слабостью активного торможения, иррадиацией процесса возбуждения. Незрелость коры обусловливает преобладание подкорковой деятельности: движения хаотичны, могут отмечаться вздрагивания, тремор рук, клонус стоп.

Вследствие незрелости терморегуляционных механизмов недоношенные дети легко охлаждаются (сниженная теплопродукция и повышенная теплоотдача), у них нет адекватного повышения температуры тела на инфекционный процесс и они легко перегреваются в инкубаторах. Перегреванию способствует недоразвитие потовых желез.

Система органов дыхания у недоношенного ребенка так же, как и нервная система, характеризуется незрелостью (предрасполагающий фон для патологии). Верхние дыхательные пути у недоношенных узкие, диафрагма расположена относительно высоко, грудная клетка податлива, ребра расположены перпендикулярно к грудине, у глубоконедоношенных детей грудина западает. Дыхание поверхностное, ослабленное, частота 40—54 в минуту, объем дыхания по сравнению с доношенными детьми снижен. Ритм дыхания нерегулярный, с периодическими апноэ.

Сердечно-сосудистая система недоношенного ребенка по сравнению с другими функциональными системами является относительно зрелой, так как закладывается на ранних стадиях онтогенеза. Несмотря на это, пульс у недоношенных детей очень лабилен, cлабого наполнения, частота 120—160 в минуту. Для наиболее незрелых детей характерен ритмический рисунок пульса типа эмбриокардии. Аускультативно тоны сердца могут быть относительно приглушены; при пер-систенции эмбриональных шунтов (боталлов проток, овальное окно) возможно наличие шумов. Артериальное давление у недоношенных детей по сравнению с доношенными более низкое: систолическое 50—80 мм рт. ст., диастолическое 20—30 мм рт. ст. Среднее давление 55—65 мм рт, ст.

В связи с повышенной нагрузкой на правые отделы сердца для электрокардиограммы недоношенных характерны признаки правограммы и высокий зубец Р в сочетании с относительно низким вольтажем и сглаженностью интервала S — Т.

Желудочно-кишечный тракт недоношенных детей характеризуется незрелостью всех отделов, малым объемом и более вертикальным положением желудка. В связи с относительным недоразвитием мышц кардиальной его части недоношенные дети предрасположены к срыгиваниям. Слизистая оболочка пищеварительного канала у недоношенных нежная, тонкая, легко ранимая, богато васкуляризована. Отмечаются низкая протеолитическая активность желудочного сока, недостаточная выработка панкреатических и кишечных ферментов, а также желчных кислот. Все это затрудняет процессы переваривания и всасывания, способствует развитию метеоризма и дисбактериоза. У 2/3 недоношенных детей, даже находящихся на естественном вскармливании, имеется дефицит бифидофлоры кишечника в сочетании с носительством условно-патогенной флоры. Характер стула ребенка определяется особенностями вскармливания; как правило, в копрог-рамме у недоношенных много нейтрального жира.

Особенности функционирования эндокринной системы недоношенного ребенка определяются степенью его зрелости и наличием эндокринных нарушений у матери, обусловивших преждевременные роды. Как правило, координация деятельности эндокринных желез нарушена, прежде всего по оси гипофиз — щитовидная железа — надпочечники. Процесс обратного развития фетальной зоны коры надпочечников у новорожденных заторможен, задержано становление циркадных ритмов выделения гормонов. Функциональная и морфологическая незрелость надпочечников способствует быстрому их истощению.

У недоношенных детей относительно снижены резервные возможности щитовидной железы, в связи с чем у них возможно развитие транзиторного гипоте-риоза. Половые железы у недоношенных детей менее активны, чем у доношенных, поэтому у них значительно реже проявляется так называемый половой криз в первые дни жизни.

Процессы метаболической адаптации у недоношенных детей замедлены. В возрасте 4—5 дней у них чаще наблюдается метаболический ацидоз в плазме крови в сочетании с компенсаторным сдвигом в сторону алкалоза внутри клетки; на 2—3-й неделе жизни внеклеточный ацидоз компенсируется внутриклеточными нормонаправленными реакциями. У недоношенных детей (даже у условно здоровых) чаще отмечаются гипогликемия, гипоксемия, гипербилирубинемия.

Почечная регуляция кислотно-основного состояни и электролитного состава у недоношенных детей не совершенна; водно-солевой обмен лабилен, что про является как склонностью к возникновению отеков так и к быстрому обезвоживанию при патологически состояниях или неадекватном уходе. Незрелость почек обусловливает относительно высокие показатели остаточного азота в крови у недоношенных в первые 3 дня жизни (до 34,4 ммоль/л), в последующие дни этот показатель снижается; у недоношенного ребенка устанавливается относительно стабильный диурез. Моча слабоконцентрированная (вследствие низкой концентрационной способности почек), частота мочеиспускания обычно превышает таковую у доношенных (относительно большая интенсивность метаболизма и вод-; но-пищевая нагрузка).

ОСОБЕННОСТИ УХОДА И ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫХАЖИВАНИЯ

Период постнатальной адаптации к окружающей среде у недоношенных детей растягивается на 1—2 мес. Вследствие незрелости органов и систем при неадекватных условиях возможны тяжелые срывы адаптации. Поэтому организация оптимальных условий выхажи-вания имеет для недоношенных детей чрезвычайно важное значение.

Температурный режим должен учитывать несовершенство терморегуляции и особую опасность охлаждения. Целесообразно создание специализированных родильных домов для приема преждевременных родов (перинатальных центров), в которых осуществляется мониторирование плода. Температура воздуха в родильном доме должна быть не менее 22—23; ребенка принимают в теплые стерильные пеленки или непосредственно после рождения и отсечения пуповины помещают на специальный столик с подогревом (в инкубатор). Глубоконедоношенных детей в некоторых странах заворачивают в металлизированные пеленки для предотвращения потерь тепла. Перевод недоношенного ребенка из родильного дома в стационар 2-го этапа выхаживания (как правило, на базе клинических детских больниц) при наличии специально оснащенных реанимационных машин ( с инкубатором и кислородным баллоном) может осуществляться уже в первые часы жизни при отсутствии явных противопоказаний к транспортировке (внутричерепные кровоизлияния, гемолитическая болезнь). В специализированных отделениях недоношенных детей размещают в бокси-рованных палатах (2—3 ребенка в боксе). Детей, родившихся с массой тела менее 1500 г, а также более зрелых, но тяжелобольных недоношенных выхаживают в инкубаторах (кувезах), в которых поддерживают в зависимости от степени незрелости и возраста ребенка температуру 32—36 °С (в инкубаторах интенсивногоухода температура воздуха регулируется автоматически по показателям кожных датчиков для поддержания температуры тела ребенка 36—37 °С).

Относительную влажность в инкубаторах на протяжении первой недели жизни ребенка постепенно снижают с 90 % до 60—70 %; концентрация кислорода зависит от состояния ребенка и в среднем составляет 35— 40 %. При подаче кислорода в кувез для профилактики его токсического воздействия наиболее целесообразно применять интенсивность оксигенации в зависимости от показателей Ро2 в крови ребенка (транскутанный мониторинг), которые не должны превышать 60 %.

Продолжительность пребывания ребенка в кувезе зависит от его индивидуальных особенностей. Все медицинские манипуляции проводят по возможности в кувезе. Положение ребенка в кувезе периодически изменяют, переворачивая его на другой бок или на живот.

Температура воздуха в палатах колеблется от 23 до 25 °С, палаты регулярно проветривают (3—6 раз в сутки). В отделении 2-го этапа необходимо соблюдать строгий санитарно-эпидемиологический (влажная уборка, кварцевание воздуха, цикличное заполнение палат) и лечебно-охранительный режимы. Необходимы четкий контроль за состоянием здоровья кормящих матерей; ношение персоналом и матерями марлевых масок (со сменой каждые 4 ч); гигиенические ванны для детей (назначают индивидуально); внедрение микрометодов и неинвазивных методов обследования; специальные помещения для сбора и обработки грудного молока, для сбора белья; применение разовых предметов ухода и инструментов (иглы, шприцы).

Второй этап выхаживания недоношенного является начальным этапом реабилитации. Практически все недоношенные дети нуждаются в физической реабилитации: массаж, упражнения в воде, для чего необходимы специальное помещение с ваннами и обученный персонал. К реабилитации незрелых детей необходимо привлекать родителей, прежде всего мать (общение в палате, «кенгуру» — контакт «кожа к коже»). Детям, находящимся в отделении с целью реабилитации, необходимо в летнее время организовывать прогулки на веранде или в саду.

Выписка недоношенного ребенка из стационара на педиатрический участок осуществляется при наличии стойкой адаптации к внешней среде: самостоятельное сосание, регулярная прибавка массы тела (при выписке 2200—2300 г и более), достаточная терморегуляция. Незадолго до выписки мать обучают приемам ухода, массажа и упражнениям в воде. Преемственность между стационаром и поликлиникой обеспечивается передачей подробной медицинской документации (выписка) с рекомендациями на ближайшие 1—3 мес.

При определении способа кормления и назначении его объема и состава необходимо учитывать индивидуальные особенности незрелого ребенка, сниженную толерантность к пище и повышенную потребность в энергетических субстратах. Энтеральное вскармливание при отсутствии противопоказаний начинают обычно через 2—6 ч после рождения (сцеженное грудное молоко матери; более зрелых условно здоровых недоношенных можно приложить к груди).

Читайте также:  Аллергический назофарингит у детей что это

Крайне незрелые и находящиеся в тяжелом состоянии дети обычно в первые 24—48 ч жизни получают только парентеральное питание.

Оптимальная пища для недоношенного ребенка — материнское нативное грудное молоко. При отсутствии молока у матери используют пастеризованное донорское грудное молоко (нагревают до 68—70°С в течение 30 мин), так как пастеризация меньше, чем стерилизация, денатурирует белки молока, но все же частично разрушает его защитные факторы. Поэтому в крупных клиниках создаются банки грудного молока — сцеженное грудное молоко подвергают пастеризации в щадящем режиме (62,5 «С в течение 30 мин) и затем замораживают при температуре -18. -20 °С. Замороженное грудное молоко можно хранить в течение 3 мес.

Недоношенных детей с достаточно сформированным сосательным рефлексом, без тяжелой патологии обычно вскармливают из бутылочки в течение 1—2 нед (иногда чередуют прикладывания к груди и сосание из бутылочки); незрелым и тяжелобольным детям молоко вводят через назогастральный зонд иногда до конца 1-го — начала 2-го месяца жизни. По мере улучшения общего состояния часть кормлений через зонд заменяют кормлением из соски. Прикладывание к груди недоношенного ребенка осуществляют по индивидуальным показаниям, при активном сосании и массе тела 1800-2000 г.

Частоту кормлений также подбирают индивидуально. Для детей, вскармливаемых через зонд, возможны 2 варианта кормления: дробное порционное (7 или 10 раз в сутки, с 6-часовым ночным перерывом) или пролонгированное введение молока с помощью шприце-вых насосов (введение порции молока в течение 2—3 ч, обычно 5—6 раз в сутки с небольшими перерывами). Последний способ вскармливания особенно показан детям с синдромом срыгиваний, с явлениями частичного пареза кишечника или с дыхательной недостаточностью, а также при необходимости увеличения калорийности пищи маловесным и гипотрофичным детям.

В связи с тем, что в первые дни после рождения емкость желудка у недоношенных детей мала, объем одного кормления в 1-е сутки составляет 5—10 мл, на 2-е — 10—15 мл, на 3-й — 15—20 мл.

Расчет питания недоношенным детям необходимо проводить по калорийности. В первые 3—5 дней ребенок получает 30—60 ккал/кг в сутки, к 7—8-му дню — 60—80 ккал/кг, к концу 1-го месяца — 135—140 ккал/кг. С двухмесячного возраста детям, родившимся с массой тела более 1500 г, калорийность снижают до 130—135 ккал/кг; маловесным детям калорийность сохраняют на уровне 140 ккал/кг до 3 мес.

Суточная потребность недоношенных детей в пищевых ингредиентах зависит от вида вскармливания. При естественном вскармливании (грудным натив-ным или пастеризованным молоком) ребенок должен получать в 1-м полугодии 2,2—2,5 г/кг белков, 6,5— 7 г/кг жиров, 12—14 г/кг углеводов; во 2-м полугодии 1-го года жизни 3—3,5 г/кг белков и 5,5—6 г/кг жиров.

При смешанном и искусственном вскармливании потребность в белках составляет соответственно 3—3,5 и 3,5—4 г/кг; калорийность повышают на 10—15 ккал/кг.

Недоношенный ребенок нуждается в достаточном количестве жидкости. В качестве питья используют смесь раствора Рингера с 5 % раствором глюкозы (1:1). Общий суточный объем жидкости (87,5 % от объема молока + питье + внутривенные инфузии) к концу 1 -и недели составляет 70—80 мл/кг для детей с массой тела менее 1500 г и 80—100 мл/кг для более зрелых детей; в возрасте 10 дней — 125—130 мл/кг, к 15-му дню — 160 мл/кг, к 20-му — 180 мл/кг, к концу 1-го и на 2-м месяце — 200 мл/ кг (возможны варианты в зависимости от потери жидкости при фототерапии, эксикозе или, напротив, при склонности к отекам).

Как правило, недоношенные дети нуждаются в дополнительном введении витаминов. В первые 2—3 дня жизни всем недоношенным детям вводят витамин К (викасол) в связи с недостаточным его синтезом в организме для профилактики геморрагических нарушений по 0,001 г 2—3 раза в день перорально или внутримышечно по 0,1—0,3 мл.

Аскорбиновую кислоту применяют в первые месяцы жизни в дозе 30—100 мг в сутки в зависимости от вида вскармливания, тиамин и рибофлавин — по 2—3 мг в сутки (за исключением детей, получающих кефир). У недоношенных детей также более высокая потребность в витамине Е вследствие усиления процессов перекисного окисления липидов мембран. Поэтому обычно детям, не имеющим диспепсических расстройств, дают перорально 5 % раствор токоферола по 2—3—5 капель в день в течение 10—12 дней; тяжелобольным детям токоферол вводят внутримышечно.

Специфическую профилактику рахита недоношенным детям проводят строго индивидуально в зависимости от состояния ребенка, вида вскармливания, сезона года. Возможны разные схемы профилактики: уплотненный метод с использованием 0,5 % спиртового раствора эргокалыдиферола до 10 000—12 000 ME в день в течение 20 дней (курсовая доза 200 000— 300 000 ME); метод дробных доз — 500—2500 ME масляного раствора витамина D3 (0,0625 % или 0,125 %) в день в течение нескольких месяцев, на курс 200 000-400 000 ME.

Прочие витамины назначаются недоношенным детям по клиническим показаниям. Детям с выраженной незрелостью или тяжелобольным комплекс витаминов-метаболитов, включающий витамины Be, BS, Bi5 и ли-поевую кислоту, применяют в виде ректальных суппозиториев.

Недоношенные дети очень чувствительны к минеральному составу питания. Как правило, вследствие нарушения процессов всасывания незрелые дети при грудном вскармливании испытывают относительный дефицит кальция, при смешанном и искусственном — дефицит фосфора и некоторых микроэлементов (железо, цинк, медь). Большинство микроэлементов оптимально усваиваются при вскармливании нативным грудным молоком. При назначении препаратов кальция целесообразно ориентироваться на уровень ионизированного кальция в плазме крови ребенка.

При отсутствии материнского или донорского молока для питания недоношенных детей уже со 2-й недели жизни можно применять специально адаптированные молочные смеси, которые имеют более высокую энергетическую ценность (81 ккал в 100 мл) и более высокое содержание белка, что важно для питания незрелых детей. Это отечественная смесь «Но-волакт-ММ», импортные смеси «Препилтти», «Претугтели», «Премалалак», «Ненатал». Помимо пресных смесей, используется ацидофильная смесь «Малютка», после 2 мес — кефир.

Начиная с 3—4-й недели, недоношенному ребенку дают свежие фруктовые соки (обычно яблочный или гранатовый); с 2,5—3 мес — тертое яблоко и желток (при отсутствии противопоказаний). Возраст и порядок введения прикорма определяют индивидуально.

При невозможности энтерального вскармливания (язвенно-некротический энтероколит, врожденные аномалии развития желудочно-кишечного тракта, упорная рвота и эксикоз на фоне различных заболеваний) ребенка переводят на частичное или полное парентеральное вскармливание. Существует 2 схемы парентерального питания: скандинавская (с использованием для внутривенного вливания аминокислот, глюкозы и жировых эмульсий типа липофундина и т. п.) и способ гипералиментации (только глюкоза и растворы аминокислот). Для недоношенных детей рекомендуют последний способ, так как они плохо переносят жировые эмульсии. Парентеральное питание требует точного расчета количества вводимых белков, углеводов и жидкости, постоянного контроля электролитного состава крови и КОС, мониторирования газового состава крови, АД и пульса.

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ И ДИСПАНСЕРНОГО НАБЛЮДЕНИЯ

Для физического развития недоношенных детей характерны более высокие темпы прироста массы и длины тела на первом году жизни (за исключением первого месяца). К 2—3 мес они удваивают первоначальную массу тела, к 3—5 — утраивают, к году — увеличивают в 4—7 раз. При этом крайне незрелые дети по абсолютным показателям роста и массы тела значительно отстают («миниатюрные» дети), 1—3 «коридор» цен-тильных таблиц. В последующие годы жизни глубоконедоношенные дети могут сохранять своеобразную гармоническую «задержку» физического развития.

Темпы нервно-психического развития недоношенных детей в первые 1,5 года обычно замедленны, и степень этой задержки зависит от степени недоношенности — это своеобразная «норма» для незрелых детей. При отсутствии поражения нервной системы даже крайне незрелые дети к 2—3 годам по уровню психомоторного развития не отличаются от доношенных, хотя у многих из них сохраняются эмоциональная лабильность, утомляемость и быстрая истощаемость нервных процессов. Полноценное развитие недоношенных детей во многом зависит от социально-экономических и медико-организационных факторов.

Диспансерное наблюдение за недоношенными детьми в условиях поликлиники предполагает дифференцированный контроль за их физическим и нервно-психическим развитием, показателями периферической крови, а также систематические осмотры специалистами (невропатолог, ортопед, окулист, по показаниям — хирург, аллерголог и т. п.), индивидуальные оздоровительные и закаливающие процедуры в зависимости от наличия нарушений развития, подбор адекватной профилактики рахита и анемии, индивидуального прививочного календаря.

Недоношенных детей на первом году жизни обычно наблюдают по схеме, предусмотренной для детей 2-й и 3-й групп здоровья. В их реабилитации преимущественное значение имеют физические методы: различные комплексы массажа, гимнастики, упражнения в воде. В связи с высоким риском развития ранней (ги-порегенераторной) и поздней (железодефицитной) анемии у недоношенных детей необходим ежемесячный анализ показателей красной крови.

Большинство недоношенных детей не получают в родильном доме вакцину БЦЖ. Вопрос о начале вакцинации решается строго индивидуально начиная с 2-месячного возраста. Как правило, вследствие перинатальных поражений ЦНС и частого развития анемии недоношенные дети получают вакцину БЦЖ (или БЦЖ-М) после 6 мес; последующие прививки в зависимости от состояния здоровья ребенка проводят в комплексе (противополиомиелитная + АДС-М) или раздельно; коклюшный компонент (вакцина АКДС) у недоношенных применяют крайне редко вследствие наибольшей реактогенности.

Время начала прививок определяют с участием невропатолога. Учитывая возможный риск аллергических реакций, оценивают полноценность иммунного ответа. Прививки детям с измененной реактивностью часто проводят «под защитой» антигистаминных препаратов, препаратов кальция (при экссудативном диатезе) или на фоне витаминно-метаболической коррекции (бен-фотиамин, рибофлавин, пантотенат кальция и липоевая кислота) — детям со сниженными возможностями имунного ответа.

На всех этапах наблюдения недоношенного ребенка необходима активная совместная работа врача и родителей. В первые дни и недели его жизни мать, как правило, нуждается в психотерапевтической коррекции, «снятии» послеродового стресса. Для этого в отделении 2-го этапа должен работать психолог или психотерапевт (индивидуальные или групповые сеансы психотерапевтической коррекции). Мать (иногда и отец) должна контактировать с ребенком, находящимся в стационаре («кенгуру», общение с ребенком, находящимся в инкубаторе, колыбельные песни), на заключительном этапе выхаживания мать обучается уходу, массажу, упражнениям в воде. Врач детской поликлиники и патронажная медицинская сестра контролируют условия домашней жизни ребенка, своевременность медицинских вмешательств (посещения специалистов, анализы, прививки), занятия по стимуляции психоэмоционального и речевого развития. Соответствующая щадящая домашняя обстановка и регулярные занятия с родителями, сенсорная стимуляция (игрушки, колыбельные песни), тренировка элементарных навыков являются обязательными условиями для полноценного развития недоношенных детей.

Патологические процессы у недоношенных детей имеют особенности, обусловленные незрелостью их организма. Эти особенности изложены в соответствующих разделах, посвященных конкретным заболеваниям.

Дискинезии желчевыводящих путей. Клиника, диагностика, дифференциальное лечение.

Функциональное расстройство двигательной функции желчного пузыря, сфинктера Одци, приводящее к застою желчи.

Этиология и патогенез. Наблюдается при расстройстве нейрогуморальных регуляторных механизмов. Нередко дискинезия желчных путей является следствием невроза, возникает у детей со множественными очагами вторичной инфекции, при лямблиозе, глистной инвазии, после перенесенного вирусного гепатита, дизентерии, при неправильном режиме дня (малоподвижный образ жизни, переутомление в школе), нарушенном режиме питания (нерегулярные или редкие приемы пищи с большими интервалами), насильственном кормлении, конфликтных ситуациях в школе, семье.

Клиническая картина. Основной симптом — боли в животе. При неосложненной форме дискинезии температурная реакция, воспалительные изменения в желчи и крови отсутствуют. Наблюдающийся субфебрилитет и другие воспалительные проявления могут быть связаны с очагами хронической инфекции в организме. Формы дискинезии многообразны: гиперкинетическая, гипертоническая и гипотоническая. При гиперкинезии и гипертонии преобладают схваткообразные боли в животе, у девочек пре- и пубертатного возраста нередко сопровождаются усиленным сердцебиением и болями в области сердца. При гиперкинетической форме наблюдается быстрое опорожнение желчного пузыря: сразу или через 3—5 мин после введения стимулятора (33 % раствор сернокислой магнезии в старшем возрасте, 25 % — в младшем). В норме у здорового ребенка пузырный рефлекс возникает через 10—15 мин после введения стимулятора. В отдельных случаях при гиперкинетической форме имеет место спонтанное опорожнение пузыря. Обычно наблюдаются небольшие порции пузырной желчи светло-коричневого цвета. Рентгенологически также отмечается ускоренное опорожнение желчного пузыря (полное опорожнение за 30 мин). В норме у здорового ребенка через 30 мин после приема желчегонного завтрака (желток куриного яйца) желчный пузырь сокращается в поперечнике наполовину.

При гипертонической форме дискинезии наблюдается более позднее получение пузырного рефлекса после введения раздражителя — через 25—45 мин и позже. Иногда пузырный рефлекс удается вызвать лишь после повторного введения сернокислой магнезии. Количество желчи либо уменьшено, либо определяется по нижней границе нормы. Желчь концентрирования, темно-коричневого или темно-оливкового цвета. В отдельных случаях пузырную желчь получить не удается.

Наиболее часто (в 60—70 % случаев) встречается гипотоническая форма дискинезии. В большинстве случаев эта форма наблюдается при более длительных сроках заболевания и сочетается с воспалительными изменениями в желчных путях. Боли чаще носят тупой, длительный характер. При пальпации болезненность определяется в зоне Шоффара, правом подреберье, эпигастральной области. Наблюдается чаще замедленное получение пузырного рефлюкса. Количество пузырной желчи больше, чем в норме, цвет темно-коричневый. При холеграфии наблюдается удлинение латентного периода.

Лечение. Устранение явлений вегетодистонии, организация режима дня и питания, санация сопутствующих очагов инфекции.

источник