Меню Рубрики

Хронический тонзиллит у спортсменов

Н. В. Эльштейн, основываясь на данных Эстонского Республиканского врачебно-физкультурного диспансера, указывает, что из 815 случаев обращения к терапевту в 32,4 % случаев причиной патологических изменений внутренних органов были очаги хронической инфекции, причем в 16,2 % они локализовались в верхних дыхательных путях, у 8 % в области желчного пузыря, в 8 % — в ЛОР-органах. Если к этому добавить очаги хронической инфекции в других органах, то этот показатель возрастет до 38,5 %.

По нашим данным, спортсмены, страдающие хроническим тонзиллитом, составляют 17,1 %. Интересно, что по видам спорта этот показатель существенно разнится. Так, среди горнолыжников он равен 34,2%, хоккеистов — 21,3 %, в то время как среди боксеров он составляет 12,4%. Н. А. Гамза и А. И. Разживин (1975) выявили хронический тонзиллит у 50% хоккеистов. Значительное число больных хроническим тонзиллитом А. И. Стогова и соавт. (1977) выявили среди пловцов.

Сложнее определить число спортсменов, страдающих хроническим холециститом, так как это заболевание обычно не выделяется из группы болезней органов пищеварения. Однако вопрос о числе спортсменов с хроническим холециститом изучался Ю. М. Шапкайцем (1962), который показал, что процент таких спортсменов в 4—6 раз превышает процент больных холециститом среди населения и четко отличается в различных видах спорта (от 0,4% у гимнастов до 8,5% у конькобежцев). А по данным И. М. Мануйловой (1975), из 190 обследованных ею спортсменов клинические данные, свидетельствующие о наличии холецистита, обнаружены у 50, причем только у 6 из них имелся рост спортивных результатов, 2 прекратили тренировки, а остальные только подтвердили результат.

Вообще вопрос о том, влияют ли очаги хронической инфекции на рост спортивных результатов и спортивную работоспособность, имеет существенное значение.

По данным Г. В. Варакиной, из 227 спортсменов с хроническим тонзиллитом снижение спортивной работоспособности отмечалось у 86, т. е. у 38%. Исследование М. Е. Квирницкой, д. Е. Зайцева, М. П. Мысева и И. С. Крикунова (1976) показали, что при хроническом тонзиллите снижается физическая работоспособность, нарушаются развитие физических качеств и адаптация к физическим нагрузкам. ТелеЭКГ-исследования во время физической нагрузки показали снижение функционального состояния миокарда, ухудшение качества регулирования функции кровообращения.

Для выяснения этого вопроса Т. М. Ерохиной были сопоставлены две группы студентов факультета физического воспитания с очагами хронической инфекции и без них. Оказалось, что рост спортивных результатов у спортсменов с очагами хронической инфекции имеет место в значительно меньшем проценте случаев (соответственно 25% и 76%), так же как и повышение спортивной работоспособности (соответственно 11,1 % и 57,8 %).

Недооценка влияния очагов хронической инфекции на организм приводит к неправильной трактовке различных жалоб, и, нередко, к гипердиагностике перетренированности, различных неврозов и т. д., которые при тщательном анализе оказываются проявлением интоксикации из очагов хронической инфекции. Это убедительно иллюстрирует следующий пример (Н. В. Эльштейн).

Спортсмен К., 27 лет, легкоатлет I разряда, жаловался на недомогание, повышенную утомляемость после тренировок, потливость, сердцебиение. Такие жалобы он предъявлял врачу в течение 3 мес, и это расценивалось как перетренированность. Выполнение соответствующих рекомендаций врача (уменьшение нагрузки, дополнительный отдых, витаминизация) не дали эффекта. При консультации специалиста-терапевта было обращено внимание на болезненность при пальпации области правого подреберья, непереносимость жирной пищи. Был поставлен диагноз «хронический холецистит», подтвержденный исследованием дуоденального содержимого. После 2-недельного лечения отмечалось четкое улучшение, при контрольном обследовании через полгода — интенсивно тренируется, жалоб нет.

Несомненно, что хроническая очаговая инфекция ослабляет защитные силы организма, ухудшает адаптацию к большим нагрузкам и поэтому представляет большую опасность у спортсменов.

На фоне большого числа работ, подтверждающих эту точку зрения, известным диссонансом является работа В. А. Левандо (1979), в которой постулируется положительное влияние занятий спортом на течение хронического тонзиллита. В доказательство этого приводятся данные о том, что с ростом спортивного мастерства процент больных с хроническим тонзиллитом снижается с 20,9 у спортсменов III разряда до 8,3 —у мастеров спорта.

источник

Среди различных очагов хронической инфекции по частоте встречаемости и глубине патологического процесса на первом месте в плане воздействия на организм человека выступают очаги инфекции в небных миндалинах. Это подтверждают врачи многих специальностей [1, 4].

При обследовании больного с хроническим тонзиллитом часто остаются не замеченными врачами признаки общей интоксикации организма, особенно когда и сам пациент не замечает отрицательного влияния заболевания на организм. Нередко спортсмен, страдающий хроническим тонзиллитом, не придает значения некоторым проявлениям этого заболевания, списывая их на общую усталость, и не обращается к врачу.

Очаг хронической инфекции у спортсменов, никак не проявляющийся в покое и при обычной нагрузке, при интенсивных физических напряжениях оказывает существенное отрицательное воздействие. Активация очага хронической инфекции происходит вследствие усиления кровообращения при интенсивных физических напряжениях, поражая наиболее интенсивно работающие органы — сердце, суставы, почки.

Для развития общесоматической патологии важны описанные тонзиллярные связи с сердечной мышцей и клапанным аппаратом сердца ввиду общности эмбриональной закладки сердца и глотки, а также наличие общей антигенной структуры с ß-гемолитическим стрептококком. Данный микроорганизм скрывается под капсулой, состоящей из гиалуроновой кислоты — основного компонента соединительной ткани, и долго оказывается нераспознанным иммунной системой в организме человека, вегетируя в органах и тканях. Специфические иммуноглобулины организма могут вести борьбу как с микроорганизмами, так и с собственными структурами организма, обусловливая развитие аутоиммунной патологии человека [3].

По данным литературы хронический тонзиллит встречается у 5-10 % взрослого населения и у 12-15 % детей [4]. Процент хронической патологии небных миндалин у спортсменов по разным данным варьирует от 10 до 50 % [1, 6].

Сегодня хронический тонзиллит рассматривается как общее хроническое токсико-аллергическое полиэтиологичное заболевание с разнообразными клиническими проявлениями, приводящее к патологии со стороны сердечно-сосудистой, нервной, эндокринной систем, а также почек и суставов и нередко служит причиной развития как местных, так и общих осложнений [2].

Несмотря на появление современных методов диагностики, проблема лечения хронического тонзиллита у спортсменов и людей не занимающихся спортом до сих пор далека от своего решения [2, 7].

Цель работы — изучить изменения показателей местного иммунитета при лечении хронического тонзиллита у юных хоккеистов.

Материалы и методы исследования

Проведен осмотр, комплексное обследование и лечение юношеской хоккейной команды. Всего в исследовании участвовало 23 хоккеиста в возрасте 15,3 ± 0,6 лет. Спортивный стаж юношей составил около 10 лет. Исследование проходило в рамках углубленного медицинского обследования спортсменов, согласно приказу от 9 августа 2010 г. № 613н, с соблюдением этических норм, согласно Хельсинской декларации.

При проведении углубленного медицинского осмотра спортсменов каких-либо соматических отклонений не выявлено.

Диагностическим материалом явилась сыворотка крови, слюна и содержимое лакун небных миндалин. За сутки до забора исследуемого материала спортсменам было рекомендовано избегать психических, физических нагрузок, употребления жирной, жареной пищи, алкоголя, табака и лекарственных средств.

Постановка диагноза хронического тонзиллита (ХТ) осуществлялась по классификации И.Б. Солдатова [5], согласно которой различают две стадии: компенсированную и декомпенсированную.

По результатам медицинского обследования спортсмены были разделены на 2 группы (первая группа — 14 человек и вторая — 9). У 14 хоккеистов первой группы с диагнозом «хронический компенсированный тонзиллит» проводилось лечение ультразвуковым методом на аппарате «Тонзиллор» с применением антисептического препарата — октенисепт, 9 хоккеистам второй группы не проводилось никакой терапии.

В качестве группы сравнения были использованы образцы слюны и сыворотки крови 18 здоровых доноров 17-18-летнего возраста, сопоставимого пола, профессионально не занимающихся спортом, проходивших осмотр в стоматологической поликлинике города Новокузнецка.

Забор крови из вены производился в утренние часы натощак из локтевой вены одноразовой иглой в одноразовый шприц объемом 5 мл.

Слюна собиралась в спокойном состоянии также утром натощак. Пациент склонял голову, слюна скапливалась в преддверии рта и собиралась в одноразовую пробирку самотеком.

С целью определения микробного пейзажа у спортсменов брался мазок из крипт небных миндалин. Содержимое лакун небных миндалин собиралось стерильным одноразовым зондом и помещалось в пробирку с транспортной средой.

Исследуемый материал (кровь, слюна и содержимое крипт миндалин) доставлялся в течение одного часа в лабораторию.

Определялась концентрация секреторного иммуноглобулина А (sIgA) и одного из важных маркеров острой фазы воспалительного процесса лактоферрина (ЛФ) в образцах слюны и сыворотки крови юных хоккеистов методом иммуноферментного анализа с использованием коммерческих наборов реактивов «IgA секреторный-ИФА-БЕСТ» и «Лактоферрин — ИФА-БЕСТ» фирмы «Вектор-Бест», Россия. Кроме того, всем спортсменам проводили ЭКГ, общеклинический анализ крови и мочи,

Микробиологическое исследование было выполнено на базе бактериологической лаборатории Городской детской клинической больницы № 7 города Новокузнецка, согласно приказу № 535 Минздрава РФ «Об унификации микробиологических (бактериологических) методов исследования, применяемых в клинических лабораториях лечебно-профилактических учреждений». Для определения микрофлоры проводили посев полученных мазков на стандартные среды, с последующей инкубацией в термостате при 37°С. Исследуемый материал просматривали после 18-24-часовой инкубации. Выделяли чистые культуры микроорганизмов, проводили их идентификацию.

Клинико-лабораторное исследование проводилось до начала лечения и через две недели после курса проведенного лечения.

Статистические методы: для оценки статистической значимости в группах сравнения использовались непараметрические критерии (Mann-Whitney Test). Математико-статистическая обработка данных исследования проведена на РС с помощью программного обеспечения Microsoft Excel 98.

Результаты исследования и их обсуждение

При обследовании ЛОР-органов спортсменов хоккейной команды хронический тонзиллит был выявлен у 14 (60,9 %), воспалительной патологии в небных миндалинах не выявлено у 9 (39,1 %) спортсменов. Отклонений в общем анализе крови и мочи у спортсменов не было выявлено. Показатели электрокардиограмм также были в пределах физиологической нормы.

После лечения у спортсменов первой группы (14 человек с хроническим компенсированным тонзиллитом) был отмечен стойкий клинический эффект.

Данные бактериологического исследования содержимого лакун небных миндалин спортсменов приведены в табл. 1.

При исследовании гуморальных показателей иммунного статуса в образцах слюны и сыворотки крови (табл. 2) было установлено, что сывороточный уровень sIgA у хоккеистов первой группы (с хроническим тонзиллитом) до лечения составил 2,98 ± 0,35 мг/л, во второй (здоровые спортсмены) — 2,4 ± 0,18 мг/л, что не превышало границ нормальных показателей sIgA в сыворотке крови, указанных в инструкции по применению набора (1,69-5,47 мг/л). Мы не обнаружили статистических значимых различий сывороточных концентраций sIgA у хоккеистов и 18 здоровых доноров, не занимающихся спортом (3,09 ± 0,58 мг/л) (р > 0,05).

Динамика изменений микрофлоры небных миндалин в процессе лечения

источник

12. Эндогенная интоксикация

Хронические инфекционно-воспалительные заболевания – большая проблема в клинической спортивной медицине, а именно:

– хроническое воспаление верхних дыхательных путей;

– очаги инфекции в других органах и тканях.

По данным ряда авторов (Левандо В.А., 1999, Гладков В.Н., 2004; Санинский В.Н., 2004) в последнее время наблюдается рост хронических воспалительных заболеваний у спортсменов всех уровней. По литературным данным спортсмены имеют очаги хронической инфекции гораздо чаще, чем люди, не занимающиеся спортом. Наиболее распространены среди спортсменов хронический тонзиллит и кариес. Особая задача – борьба с дисбактериозом (см. «Профилактика дисбактериоза»), так как от правильного функционирования кишечника зависят не только спортивный результат, но и качество самой жизни.

Спортсмен с несанированными очагами инфекции не может считаться абсолютно здоровым. Прежде чем приступить к тренировкам, очаги инфекции должны быть ликвидированы.

Являясь источником эндогенной интоксикации, очаги хронической инфекции влияют на рост спортивных результатов и спортивную работоспособность. Хроническая интоксикация способствует более быстрому развитию переутомления, ухудшает адаптацию к большим нагрузкам. При снижении иммунной реактивности организма (например, при стрессе, охлаждении, перегреве, смене климатических зон, физической перегрузке и т п.) интоксикация проявляется яркими клиническими симптомами, свидетельствуя об обострении заболевания.

Можно предположить, что одним из факторов, способствующих возникновению хронического тонзиллита и кариеса, является выключение носового дыхания как следствие переохлаждения и снижения местного иммунитета слизистой оболочки полости рта и глотки. Подтверждением такого предположения служит большой процент больных тонзиллитом среди спортсменов, специализирующихся в зимних видах спорта. Спортсмены, тренирующиеся в бассейне, подвергаются воздействию хлора, содержащегося в воде, который отрицательно действует на зубную эмаль и лимфоидную ткань носоглотки, разрыхляет ее и тем самым снижает защитные силы организма, способствуя внедрению бактериальных агентов. Спортсмены, тренирующиеся в зале, не всегда находятся в «нормальных» гигиенических условиях (пыль, нарушения теплового режима).

Известную роль в снижении местного иммунитета слизистых рта и зева играет несбалансированное питание. Белковое питание (как избыточное, так и недостаточное), недостаток витаминов А и С повышают чувствительность организма к инфекции.

Недооценка значения очагов хронической инфекции нередко приводит к неправильной трактовке различных жалоб, к гипердиагностике перетренированности, которая иногда (при тщательном клиническом обследовании) оказывается проявлением хронической интоксикации.

Анализируя жалобы спортсмена, необходимо всегда учитывать возможность наличия очагов хронической инфекции, которые следует расценивать как заболевания, чреватые серьезными осложнениями.

Патологическое воздействие хронического инфекционного очага на организм в целом осуществляется следующими путями.

Рефлекторный путь. Поток импульсов с экстеро– и интероре-цепторов миндалин создает в соответствующей области центральной нервной системы очаг застойного возбуждения – доминанту. Вследствие этого возникают патологические функциональные сдвиги в различных системах и органах.

Токсемический путь. Происходит всасывание токсических веществ из очага инфекции, причем не только бактериальных токсинов, но и продуктов белкового распада пораженной ткани, отработанных лейкоцитов и т п. Создается токсемия, также крайне отрицательно влияющая на внутренние органы.

Бактериемический путь. Происходит прорыв самой инфекции в кровь и возникают так называемые «бактериальные ливни».

При этом поражаются преимущественно сердце и суставы (как органы, по отношению к которым бактерии и их токсины обладают определенным тропизмом). Инфекция может поражать и другие органы и ткани, вызывать в них развитие местных патологических процессов.

Читайте также:  100 лечение хронического тонзиллита

Контактный путь. Инфекция переходит с очага инфекции на ближайшие органы, вызывая в них воспалительный процесс. Возможен «контактный» путь через заглатывание инфекции (тонзиллит, кариозные зубы).

Основным путем патологического воздействия очага хронической инфекции на организм следует считать токсемический.

Очаги хронической инфекции могут возникать практически во всех органах, где имеются благоприятные условия для жизни и размножения инфекционного агента. Однако чаще всего они локализуются в зубах, миндалинах с их многочисленными лакунами и желчном пузыре (желчь – питательная среда для микроорганизмов), проявляясь соответственно кариесом, хроническим тонзиллитом и хроническим холециститом. Именно эти очаги хронической инфекции являются основными, влияющими на спортивную работоспособность. Кроме того, очаги инфекции могут локализоваться в ушах – отиты, гайморовых полостях – гаймориты, бронхах – бронхиты, яичниках – сальпинго-оофориты (аднекситы).

Очаги хронической инфекции нередко сочетаются, а это усиливает их патологическое влияние на организм. Обнаружив один очаг инфекции, всегда следует искать другой.

Очевидно, что хронический тонзиллит может сопровождаться нейроциркуляторной дистонией, влияющей на функции различных органов и систем организма (влияют на уровень артериального давления).

Длительная тонзиллогенная интоксикация может привести к нарушениям функции автоматизма, возбудимости и проводимости в сердечной мышце. Изменения ЭКГ в ряде случаев подтверждают представление о дистрофических изменениях миокарда или бактериальном миокардите с исходом в кардиосклероз (Дембо А.Г., Земцовский Э.В.,1989). Наиболее часто на ЭКГ регистрируются различные нарушения ритма, удлинение внутрижелудочковой проводимости, низкий вольтаж, изменения зубцов Т и R.

Среди осложнений на сердечно-сосудистую систему, вызываемых хроническим тонзиллитом, первое место занимает так называемый тонзиллокардиальный синдром. Основные положения,

касающиеся тонзиллокардиального синдрома, по сути относятся и к другим очагам хронической инфекции, которые независимо от их локализации также могут поражать миокард.

Под термином «тонзиллокардиальный синдром» понимают реакцию сердечно-сосудистой системы на наличие очага инфекции в миндалинах, т е. сочетание хронического тонзиллита с рефлекторными, дистрофическими или воспалительными изменениями сердца.

Очень важно то, что изменения со стороны сердца у спортсмена при хроническом тонзиллите могут возникнуть независимо от того, компенсированный он или декомпенсированный. Понятие «компенсации» при хроническом тонзиллите относительно и не должно влиять на решение вопроса о характере лечения. Отсутствие ангин не исключает хронического тонзиллита, как и отсутствие насморка – хронического воспаления придаточных пазух, отсутствие болей в области правого подреберья – хронического холецистита, отсутствие поносов – хронического энтерита.

Все это создает значительные трудности в диагностике, тем более что «немые» очаги инфекции могут также быть причиной общей интоксикации, сенсибилизации и аллергизации организма.

Не всегда регистрируются изменения со стороны крови: увеличенная СОЭ, лейкоцитоз, изменения лейкоцитарной формулы крови и т. п. Однако следует обращать внимание (при обследовании спортсменов) на сдвиг лейкоформулы влево при нормальном показателе количества лейкоцитов. При хроническом тонзиллите часто отмечаются боли в левой половине грудной клетки колющего, иногда сжимающего характера и различной длительности (от нескольких минут до нескольких дней). Эти проявления симулируют сердечные боли. Уменьшение или исчезновение болей при физической нагрузке позволяют считать их проявлением тонзил-логенного болевого невроза. Возможно, боли являются следствием нарушения обменных процессов в тканях сердца под влиянием токсических факторов.

С поражением сердечно-сосудистой системы при хронических тонзиллитах связан синдром «неудовлетворенного вдоха», сердцебиения и различные нарушения сердечного ритма. Обычно при этом выражены симптомы общей интоксикации. Нельзя также исключить недостаточность коронарного кровообращения, возникающую в результате нервно-рефлекторных влияний из-за измененных миндалин и хронического гайморита.

Клиника. Клиническими проявлениями очагов хронической инфекции у спортсменов чаще всего становятся симптомы общей интоксикации. К ним относятся: иногда субфебрильная температура, повышенная утомляемость, нарушение сна, потливость, ухудшение аппетита, диспептические явления, при появлении которых следует иметь в виду возможность хронического холецистита.

Одной из причин возникновения симптомов общей интоксикации является неправильная терапия, несоблюдение постельного режима во время острой ангины и раннее включение в работу после нее. Срок допуска спортсменов к тренировочным занятиям после ангины должен быть удлинен. Это относится не только к ангинам, но и к любым другим заболеваниям.

Лечение. Лечение хронических тонзиллитов может быть оперативным и консервативным.

Иногда отказ от тонзиллэктомии оправдывается физиологическим значением миндалин. Они действительно участвуют в работе иммунитета, однако только в течение первого десятилетия жизни человека. Что же касается эндокринной функции миндалин, то они выделяют активное вещество, аналогичное гормону зобной железы. Эта функция утрачивается к периоду полового созревания. Если же миндалины поражены воспалительным процессом, они не обладают этими возможностями.

Показания к тонзиллэктомии должен определять не столько ларинголог, сколько спортивный врач. Следует подчеркнуть, что нередко ларинголог, обнаружив не резко выраженные изменения миндалин (при отсутствии в прошлом частых ангин) отказывается от диагноза хронического тонзиллита и, в частности, его деком-пенсированной стадии. Жалобы на плохое общее состояние и состояние сердца врач подчас не связывает с горловой инфекцией и отсылает спортсмена к терапевту.

Своевременно произведенная тонзиллэктомия у спортсменов является по существу профилактическим мероприятием, и поэтому делать ее следует, не дожидаясь появления стойких и необратимых изменений во внутренних органах, в частности в сердце. Подготовка к операции должна включать фармакологическую поддержку. Своевременно произведенная тонзиллэктомия обеспечивает обратное развитие изменений в сердечной мышце, и, если этого не происходит, изменения следует считать органическими.

Если отсутствуют положительные изменения или ухудшается ЭКГ после тонзиллэктомии, это означает:

– наличие других очагов хронической инфекции помимо тонзиллита;

– раннее начало интенсивной тренировки без разрешения врача;

– наличие в миокарде необратимых изменений.

Значение своевременной диагностики и лечения хронического тонзиллита определяется еще и тем, что таким образом производится профилактика различных инфекционно-аллергических заболеваний аутоиммунного характера.

Улучшение общего состояния после тонзиллэктомии происходит иногда в течение длительного времени – до 4-6 месяцев. Спортсмен после операции должен находиться под наблюдением врача, принимать поливитаминные комплексы в целях повышения сопротивляемости организма. Важно также поддержание иммунитета в течение 1-2 лет.

Профилактикой кариеса и плановой санацией полости рта спортсмены, как правило, занимаются неохотно.

Помимо систематических посещений стоматолога (не реже двух-трех раз в год), представляется важным при разработке диеты спортсмена включать в рацион определенное количество солей кальция, фосфора и особенно фтора, который, по мнению специалистов, предотвращает развитие кариеса. Рекомендуется постоянно применять фторированные зубные пасты, периодически принимать таблетки с фтором. Следует также обращать самое серьезное внимание на тщательный уход за полостью рта и гигиеническое содержание зубов и слизистой рта.

Консервативное лечение носоглотки может быть местным и общим.

Местное лечение подразумевает целый комплекс следующих мероприятий.

Полоскание рта после каждой тренировки легким дезинфицирующим раствором следует считать целесообразным, особенно спортсменам, постоянно тренирующимся в помещении или в условиях, вызывающих переохлаждение. Пловцам можно рекомендовать полоскания с дубящими веществами, например отваром коры дуба.

Ингаляции масляными растворами с добавлением прополиса и других антисептиков.

Раствором Люголя обрабатываются миндалины, задняя стенка глотки при малейшем подозрении на инфекцию.

Используют согревающие компрессы на область носовых пазух, горла при заложенности носа, ушей, болях в горле (при острых процессах, а также ярко выраженных обострениях хронических заболеваний согревающие процедуры не проводят).

Интерферон закапывается в нос для повышения локального иммунитета.

Повышение иммунного статуса.

Отвлекающие средства – горчичники на подошвы, «парить» ноги. Обильное питье.

Необходимо шире привлекать народные средства.

Антибиотики оказывают бактериостатическое или бактерицидное действие, но снижают работоспособность спортсмена. Кроме того, при вирусной инфекции и аутоинфекции антибиотики неэффективны. Не надо забывать, что парацетамол, сульфаниламиды также резко снижают работоспособность спортсмена.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

источник

Значение очагов хронической инфекции или очаговой инфекции (термин, предложенный Биллингом) как источника интоксикации и сенсибилизации организма хорошо известно.

Вместе с тем они, несомненно, недооцениваются как в клинической, так и в спортивной медицине, и диагностируемые патологические изменения в организме редко ставятся в связь с очагом инфекции.

Недостаточное знакомство с многообразием клинической картины, вызываемой очагами хронической инфекции, игнорирование значения интоксикации из этих очагов нередко приводят к неправильной трактовке некоторых жалоб спортсмена и к гипердиагностике различных неврозов, переутомления и перетренированности, которые при тщательном анализе оказываются проявлением такой интоксикации.

Точных статистических данных о заболеваемости спортсменов вообще и в частности об очагах хронической инфекции нет.

Это объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, тем, что вопросу о заболеваемости спортсменов не уделяется должного внимания и даже официальная отчетность врачебно-физкультурных диспансеров не требует разделения заболеваний у спортсменов на отдельные нозологические формы. Во-вторых, тем, что спортсмены, в значительной части, лечатся по месту жительства, а это чрезвычайно затрудняет этот учет.

Заболевания ЛОР-органов, из которых более 50% составляют хронические тонзиллиты, по данным различных источников здравоохранения, по отношению ко всем заболеваниям спортсменов составляют от 25 до 40%, а кариозные зубы – от 28 до 96,3%.

Что же касается хронических холециститов, то, по данным Ю.М. Шапкайца, А.Г. Дембо и др., специально изучавших этот вопрос, «процент спортсменов с хроническим холециститом в 4–6 раз превышает процент больных холециститом среди населения и существенно разнится по видам спорта (от 0,4% – у гимнастов до 8,5% – у конькобежцев).

Именно эти три заболевания – хронический тонзиллит, хронический холецистит и кариес зубов – следует считать основными очагами хронической инфекции у спортсменов. Значение других возможных очагов инфекции (отиты, синуситы, сальпингоофориты и др.) в спортивной медицине значительно меньше, однако недооценивать их не следует.

Очаги хронической инфекции нередко сочетаются, что усиливает их патологическое влияние, и потому, обнаружив один очаг инфекции, следует всегда искать другой.

Иногда же очаги хронической инфекции связаны этиологически.

Доказано, например (А.Л. Мясников, 1956; Б.С. Преображенский, 1957; Б.А. Галкин, 1963; В.Я. Левин, 1998; Ю.В. Лесных, 1999 и др.), что одной из причин возникновения холецистита может быть хронический тонзиллит.

Очаги хронической инфекции играют существенную роль в патологии аппарата кровообращения и почек.

Особое значение это имеет в спортивной медицине, прежде всего потому, что процент спортсменов с очагами хронической инфекции достаточно велик. Кроме того, при интенсивных физических нагрузках возможность отрицательного влияния очагов хронической инфекции значительно усиливается.

О большом числе спортсменов с хроническим тонзиллитом имеются четкие указания в ряде работ (A.M. Лeвандо, 1959; В.Н. Коваленко, 1959; А.Э. Лутс и Л.А. Лутс, 1960; В.А. Геселевич, 1964; Н.Д. Граевская, 1965; Е.И. Стогов, 1966; В.Я. Левин, 1996), причем, по данным разных авторов, процент спортсменов с хроническим тонзиллитом колеблется от 20 до 75.

Н.В. Эльштейн, основываясь на данных Эстонского республиканского врачебно-физкультурного диспансера, указывал, что из 815 случаев обращения к терапевту в 38,5% случаев причиной патологических изменений со стороны внутренних органов были очаги хронической инфекции, причем в 16,2% они локализовались в верхних дыхательных путях, в 10% был выявлен хронический холецистит, в 12% – хронический гайморит и отит, а в 10,5% очаги инфекции обнаружены в других органах.

Значение очагов инфекции у спортсменов четко иллюстрируют данные Т.М. Ерохиной (1960), которая изучала состояние полости рта и зева у студентов различных факультетов Ставропольского педагогического института. Сопоставлялись данные, полученные у студентов факультета физического воспитания и других факультетов.

Однородность этих групп очевидна: возраст, климатические условия, питание, быт – все это было одинаковым. Отличались они только тем, что студенты факультета физического воспитания много и интенсивно тренировались.

Оказалось, что у студентов факультета физического воспитания изменена миндалин в сочетании с кариозным! зубами встречаются в 6–7 раз чаще (соответственно 8,5–60,5%), изменения миндалин без кариозных зубов в три раза чаще, чем у студентов других факультетов.

Причины большого процента лиц с очагами хронической инфекции среди спортсменов еще нельзя считать выясненными.

Однако можно высказать предположение, что одним из факторов, способствующих возникновению очагов инфекции полости рта, является выключение носового дыхания и дыхание широко открытым ртом, имеющее место при интенсивных тренировках. Роль носового дыхания в профилактике заболеваний полости рта хорошо известна, и его выключение, способствующее охлаждению и снижению сопротивляемости слизистой, может быть одной из причин возникновения у спортсменов очагов инфекций в полости рта. Вместе с этим нос и глотка, постоянно подвергаясь воздействию вдыхаемого внешнего воздуха с его физическими свойствами (температурные колебания, влажность, химические вещества, пыль и микроорганизмы), в той или иной степени теряют свои защитные свойства. Благодаря особенностям морфологической структуры носа и глотки, способствующим длительному вегетированию в них микроорганизмов, эти органы становятся очагами хронической инфекции, обусловливающей возникновение заболеваний не только этих, но и других органов.

Кроме того, очаг инфекции в глотке и носу может быть источником местной и общей бактериальной аллергизации организма, благоприятствующей развитию ряда аллергических и других заболеваний, таких как, например, вазомоторный, аллергический и неаллергический ринит, аллергические ангины, синуситы.

Многочисленные исследования свидетельствуют, что до 70% больных, страдающих хроническим тонзиллитом, имеют высокую степень аллергизации организма к гемолитическому стрептококку.

Что же касается хронических холециститов, то, помимо возможной этиологической связи с хроническим тонзиллитом, причины их увеличения у спортсменов по сравнению с незанимающимися спортом также еще требуют изучения. В их возникновении могут играть роль застой желчи, возникающий при определенном положении тела спортсмена, дискинезии желчных путей и т.п.

С целью выяснения вопроса о том, влияют ли очаги инфекции на рост спортивных результатов и спортивную работоспособность, Т.В. Ерохина сопоставила данные двух групп студентов факультета физического воспитания с очагами инфекции и без них. Оказалось, что рост спортивных результатов у спортсменов с очагами инфекции имеет место в меньшем проценте случаев (соответственно 25 и 76%), так же как и повышение спортивной работоспособности (11,1 и 57,8%).

Читайте также:  Абляция небных миндалин при хроническом тонзиллите

Переходя к вопросу об изменениях внутренних органов, в частности сердца, вследствие наличия очагов хронической инфекции, следует указать, что в настоящее время хорошо известен так называемый, тонзиллокардиальный синдром. Описана рефлекторная стенокардия при тонзиллитах и холециститах, имеются данные, указывающие на прямую связь очагов хронической инфекции и развитие дистрофии миокарда, миокардитов, различных нарушений ритма сердца, вегетативных нарушений и т.д. Все более четко выявляется холецисто-кардиальный синдром (Л. Мясников, 1956; В.А. Галкин, 1963). Описаны случаи интерстициального миокардита типа Абрамова–Фидлера, возникающего у спортсменов с хроническими очагами инфекции, в частности с хроническим тонзиллитом, при физической нагрузке и иногда заканчивающегося смертью (С.А. Гиляревский, С.А. Апросина, 1960).

Наблюдения А.Г. Дембо показали, что среди спортсменов с дистрофией миокарда вследствие хронического перенапряжения очаги хронической инфекции встречаются в большем проценте случаев. Нет сомнений в том, что наличие очагов хронической инфекции способствует возникновению перенапряжения сердца.

В литературе имеются указания на причинную связь с очагами хронической инфекции таких заболеваний, как заболевания почек и мочевыводящих путей, бронхоэктатическая болезнь, абсцесс легкого, острый панкреатит, аппендицит, язвенная болезнь, бронхиальная астма, различные флебиты и другие (Н.Д. Стражеско, К.Б. Штейман).

Из этих заболеваний особое значение в спортивной медицине имеют поражения почек, как диффузные, так и очаговые.

Несмотря на то, что изменения в моче (белок, цилиндры, эритроциты) встречаются у спортсменов достаточно часто, этот вопрос совершенно не изучен. Обычно, какие бы изменения в моче ни были, спортивные врачи часто расценивают их как физиологические. При этом не учитывается, что изменения в моче у спортсменов могут расцениваться как физиологические только в том случае, если они выявляются непосредственно после физической нагрузки.

Изменения в моче, обнаруживаемые через сутки и больше после нагрузки, уже нельзя считать физиологическими, и эти спортсмены требуют тщательного клинического обследования для выявления причины этих изменений. Следует иметь в виду, что нефриты, и особенно очаговый нефрит, нередко являются следствием хроносепсиса, и в частности следствием наличия очаговой инфекции.

Если при диффузном нефрите в той или иной степени выражены общие симптомы (гипертония, отеки и т.д.), то при очаговом нефрите изменения в моче нередко являются единственными симптомами, свидетельствующими о поражении почек.

Дифференциальная диагностика между физиологическими и патологическими изменениями в моче достаточно сложна, и, к сожалению, у спортсменов совершенно не проводится.

К этому нужно добавить, что, по наблюдениям А.Г. Дембо, благодаря особенностям организма спортсменов диффузный нефрит может протекать у них без выраженных общих симптомов.

Все это делает очевидным важность и необходимость специального изучения причин изменений в моче у спортсменов.

Этот вопрос изучен очень мало. Однако сегодня можно с уверенностью сказать, что спортсмены, у которых изменения в моче обнаруживаются позже 24 часов после физической нагрузки, обязательно должны быть подвергнуты тщательному обследованию, чтобы не пропустить органического поражения почек. Учитывая значение очаговой инфекции в возникновении этих поражений, необходимо в этих случаях их тщательное выявление для санации.

Очаговая инфекция снижает также защитные силы организма и ухудшает адаптацию к большим нагрузкам.

Перенапряжение, охлаждение, неполноценное и нерегулярное питание, переутомление, большая эмоциональная нагрузка, нередко встречающиеся у спортсменов, способствуют проявлению отрицательного влияния очаговой инфекции.

Увеличение заболеваемости фурункулезом, простудными заболеваниями и т.д., возникающее в период спортивной формы, объясняется тем, что очень большое физическое и эмоциональное напряжение, свойственное этому периоду, приводит к резкому снижению иммунитета. Иммунитет, как известно, является «индикатором» состояния нервной системы, что и приводит к усилению отрицательного влияние очагов хронической инфекции на организм спортсмена.

Если учесть все это, становится очевидным, что очаги хронической инфекции для спортсменов представляют большую опасность, чем для лиц, не занимающихся спортом.

Хотя очаговая инфекция влияет не только на миокард и сердечно-сосудистую систему в целом, но и на другие органы и системы, наиболее изучено ее влияние на сердечно-сосудистую систему, в частности на тонзиллокардиальный синдром.

Под термином «тонзиллокардиальный синдром» понимают реакцию сердечно-сосудистой системы на наличие очага инфекции в миндалинах, иначе говоря, тонзиллокардиальный синдром представляет собой сочетание хронического тонзиллита с рефлекторными, дистрофическими или воспалительными (неревматическими) изменениями сердца.

Воздействие инфекционного очага на организм в целом осуществляется следующими путями:

рефлекторный– при котором считается, что импульс с экстеро- и интерорецепторов миндалин создает в соответствующей области центральной нервной системы очаг застойного возбуждения – доминанту. Вследствие этого нарушается эфферентное восприятие импульса и возникают патологические функциональные сдвиги в различных системах и органах;

токсемический. Из очага хронической инфекции происходит всасывание токсических веществ, а именно бактериальных токсинови продуктов белкового распада ткани миндалин, лейкоцитов и т.п. Создается токсемия, крайне отрицательно влияющая на внутренние органы;

бактериемический, когда происходит прорыв самой инфекции в кровь и возникают, как образно говорил академик Е.М. Тареев, «бактериальные ливни».

Преимущественно страдают при этом сердце и суставы как органы, к которым бактерии и их токсины обладают определенным тропизмом. Однако инфекция может поражать и другие органы, в частности почки;

контактный, когда воспалительный процесс переходит с очага инфекции на ближайшие органы. При очагах инфекции в полости рта (тонзиллит, кариозные зубы) возможен контактный путь через заглатывание инфекции. Это влияние прежде всего проявляется симптомами общей интоксикации.

Многообразие клинических проявлений со стороны всех органов и систем организма, наблюдающееся при этом, и в частности у больных хроническим тонзиллитом, позволяет считать его общим заболеванием с различными вариантами течения и клинических проявлений.

Огромную роль в возникновении и развитии этого заболевания играют, кроме интоксикации также сенсибилизация и аллергизации организма. Об этом убедительно свидетельствуют данные К.В. Темировой (1965), получившей четкое нарастание процента положительных реакций на стрептококковый аллерген с увеличением тяжести течения и давности хронического тонзиллита.

Явления общей интоксикации, так же как и изменения сердца при хроническом тонзиллите, возникают независимо от того, компенсированный тонзиллит или декомпенсированный. Патологическую электрокардиограмму н изменения сосудистого тонуса впервые обнаружил И.К. Киреев (1964) у 75% больных как с компенсированным, так и с декомпрессированным тонзиллитом. Отсюда очевидно, что понятие о компенсации при хроническом тонзиллите относительно и не должно влиять на решение вопроса о характере лечения.

Кроме того, необходимо помнить, что отсутствие ангин не исключает хронического тонзиллита, так же как и отсутствие насморка – хронического синусита, а отсутствие болей в области правого подреберья — хронического холецистита.

Все это создает значительные трудности в их диагностике, тем более что такие «немые» очаги инфекции могут также быть причиной общей интоксикации, сенсибилизации и аллергизации организма.

К явлениям общей интоксикации при хроническом тонзиллите относятся: субфебрильная температура, повышенная утомляемость, нарушение сна, потливость, ухудшение аппетита, диспептические явления. При появлении последних следует исключить хронический холецистит.

Не всегда имеют место изменения со стороны крови: увеличенная СОЭ, лейкоцитоз, изменения формулы крови, С-реактивный белок и т.д. При нормальном числе лейкоцитов следует, что возможен сдвиг формулы крови влево, поэтому надо обязательно исследовать формулу крови.

Интересно отметить, что у больных хроническим тонзиллитом обнаруживается снижение фагоцитарной способности нейтрофилов и бактерицидных свойств кожи. Описаны также упорные головные боли и даже психические нарушения, в основе которых лежит наличие очагов инфекции.

Одной из причин возникновения симптомов общей интоксикации (К.В. Темирова, Р.Г. Межебовский, А.Г. Дембо, В.И, Сачков, М.А. Самсонов и др.) является несоблюдение постельного режима во время ангины и раннее включение в работу после ангины. Это имеет особое значение в спортивной медицине, так как спортсмен, вследствие своего высокого функционального состояния, обычно сам легко относится к различного рода «несерьезным» заболеваниям. Однако именно у спортсменов, учитывая высокие тренировочные нагрузки, срок допуска к тренировкам после ангины и любого простудного заболевания должен быть не сокращен, а удлинен.

В клинической картине тонзиллогенной интоксикации обращает на себя внимание несоответствие между обилием и значительностью «сердечных» жалоб, с одной стороны, и объективными данными – с другой. Это подчеркивал еще Б.А. Егоров (1928), впервые описавший основную симптоматологию тонзиллокардиального синдрома.

У больных хроническим тонзиллитом в 75% случаев имеют место боли в левой половине грудной клетки колющего, иногда сжимающего характера и различной длительности (от нескольких минут до нескольких дней). Характер этих болей приводит иногда к ошибочному диагнозу коронарного ангионевроза или ревматического коронарпита. Однако почти полное отсутствие эффекта от сосудорасширяющих средств (валидола, нитроглицерина), а также уменьшение или ликвидация болей при физической нагрузке позволяют считать эти боли проявлением тонзиллогенного болевого невроза.

О жалобах на боли в области сердца, возникающих у спортсменов, страдающих хроническим тонзиллитом, сообщал М.Б. Казаков (1960). Боль стенокардического характера имеет рефлекторный генез, который подтверждается полным выздоровлением после удаления миндалин.

К поражениям сердечно-сосудистой системы при хронических тонзиллитах относятся также нередко встречающееся ощущение «неполноценности дыхания», т.е. потребность в глубоком вдохе, не всегда приносящем удовлетворение, ощущение сердцебиений и различные нарушения ритма (по К.В. Темировой, у 42,5% больных хроническим тонзиллитом), артериальная гипотония (М.Я. Левин и др.). Все эти явления обычно сочетаются с симптомами общей интоксикации.

Длительная тонзиллогенная интоксикация может привести к нарушениямфункции автоматизма, возбудимости и проводимости сердца, возникающим вследствие дистрофических изменений миокарда.

Как воспалительные, так и дистрофические изменения в сердечной мышце имеют электрокардиографическое подтверждение.

Примерно у половины больных хроническим тонзиллитом определяется систолический шум на верхушке, требующий правильной клинической оценки (М.Р. Агабабова, В.А. Зальцман, А.Л. Сыркин,1964).

Учитывая важность дифференциальной диагностики между тонзиллокардиальным синдромом и кардиальной формой ревматизма, необходимо всегда исключать органическую природу этого шума, т.е. недостаточность митрального клапана.

Не подлежит сомнению влияние очагов хронической инфекции на уровень артериального давления. В литературе приводятся данные (В.А. Зальцман, С.Г. Олейник, А.Г. Дембо и др.) о нормализации в ряде случаев повышенного артериального давления после тонзиллэктомии. С другой стороны, как убедительно показал М.Я. Левин, у 30% спортсменов артериальная гипотония является следствием хронической интоксикации из очагов инфекции. Таким образом, очевидно, что очаги хронической инфекции играют существенную роль в возникновении различной патологии аппарата кровообращения у спортсменов. Это заставляет обратить особое внимание на их выявление и лечение

Одонтогенная инфекция

Различные патологические процессы зубочелюстной системы могут являться причиной возникновения целого ряда заболеваний как отдельных органов, так и всего организма в целом.

Еще за несколько веков до н. э. в так называемом папирусе Эберса и в других древних источниках имелись указания на связь заболеваний зубов с болезнями различных внутренних органов.

Французский хирург Ле-Пти (XVIII в.) сообщал о некоторых органических заболеваниях внутренних органов, излеченных после удаления зубов, пораженных кариесом.

В 1859 г. Шассеньяк описал заболевания организма, связанные с наличием одонтогенных очагов, так называемую ротовую кахексию.

В начале XX столетия начинается систематическое изучение вопроса о связи общих заболеваний со скрытыми очагами хронической стоматогенной инфекции (Телье, 1903; Кесслер, 1909; Гюнтер,1911, и др.).

На основании экспериментальных и клинических исследований Биллинга (1913) и Розенау (1915-1919) было создано учение об «оральном сепсисе».

В Европе теория ротового сепсиса встретила ожесточенную критику со стороны терапевтов, микробиологов и стоматологов (Латмюллер, Прехт, Адлоф и др.).

Впервые в нашей стране вопрос о хронической одонтогенной инфекции получил широкое освещение на II Всесоюзном одонтологическом съезде (1925). Особенно интересным явился доклад терапевта, профессора Стериопуло, в котором он на основании собственных клинических наблюдений и летального изучения литературы пришел к целому ряду важных выводов. По его мнению, из скрытых очагов зубной системы могут возникать различные заболевания токсического и септического характера; устранение инфекционного первичного очага в полости рта, в частности в зубной системе, может повести к излечению самых разнообразных заболеваний. В дальнейшем, в 1931 г., в Ленинградском стоматологическом институте начинается углубленное изучение клиники хронической одонтогенной инфекции и интоксикации. К изучению этой же проблемы приступили в 1932 г. в Москве в Государственноминституте стоматологии и одонтологии. Д.А. Энтин (Ленинград) полагал, что в патогенезе одонтогенного сепсиса инфекционный фактор не играет ведущей роли. Стоматогенный очаг служит источником раздражения нервных элементов в периапикальных (около верхушки зуба) тканях и миндалинах, а развивающиеся в результате этого дистрофические процессы на периферии могут проявляться в форме различных заболеваний. П.Е. Лукомский (Москва) патогенез очаговой одонтогенной инфекции связывал с токсемией, причем источником интоксикации являлись, по его мнению, не токсины бактериальной природы, а цитотоксины, образующиеся в периапикальных тканях. На основании клинических и лабораторных исследований обе эти школы пришли к единому мнению, что одонтогенные и тонзиллярные очаги в целом ряде случаев могут являться причинами заболеваний организма; наличие этих очагов может осложнять течение заболеваний других систем организма.

В последующие годы (1940–1950) в советской стоматологической литературе появляются лишь отдельные немногочисленные статьи по вопросам фокальной инфекции. В 1960 г. вышла в свет монография А.С. Рабиновича, посвященная этой теме. Автор этой работы в основном придерживается взглядов П.Е. Лукомского на природу фокальных процессов. Токсины, образующиеся в очаге, действуют на рефлексогенную систему периодонта и через посредство ее на соответствующие центры мозга и внутренние органы.

В монографии приводятся собственные клинические наблюдения. А.С. Рабинович ссылается на современных ему зарубежных ученых, считающих, что вирулентное действие в одонтогенном очаге оказывают микробы, продукты их обмена и токсины, цитотоксины (Филовейрас, Мелло, 1955; Мейер, 1955; Оранский, 1957; Гиллеман,1958).

Читайте также:  Абсцесс при хроническом тонзиллите

За период 1950–1965 гг. особенно много работ по вопросам одонтогенной фокальной инфекции появилось в Германии и Австрии (Альтман, Флейшхакер, Глазер, Денке, Пергер и др.). Многие современные зарубежные авторы считают, что основным действующим началом в очагах являются цитотоксины.

По мнению Хиллера, зубоврачебные материалы могут вызывать возникновение патологического очага. Он считал, что необходимо учитывать влияние применяемых при консервативном лечении пульпита и периодонтита медикаментозных веществ на белковые субстанции тканей зуба и периодонта. Среди патологических процессов зубочелюстной системы человека на первом месте по частоте стоит поражение зубов кариесом.

Так называемый осложненный кариес зубов является основной причиной возникновения воспалительных процессов периодонта и, следовательно, основной причиной возникновения одонтогенных очагов. Даже начальные стадии воспаления пульпы могут вызывать изменения в периапикальных тканях, а общий гнойный пульпит и гангренозный распад пульпы открывают широкие возможности проникновения бактерийной флоры и токсинов в надкостницу зуба. Процессы, развивающиеся в периодонте, могут носить разнообразный характер. Прежде всего при внезапном проникновении гнойных масс может возникнуть острый процесс, нередко распространяющийся на окружающую костную ткань. Острая форма в дальнейшем переходит в хроническую, но чаще в периодонте сразу приобретает хронический характер.

Зигмунд и Альтман считали всякий очаг, локализующийся в миндалинах или в периодонте «потенциальным» источником инфекции, так как при определенных неблагоприятных для организма условиях он может стать активно патогенным для всего организма. Наблюдения профессора В.М.Уваровапоказали возможность влияния одонтогенных очагов на возникновение и несомненное влияние на течение некоторых заболеваний легких (гангрена и абсцесс легкого).

Г.В. Шумилова (1952) обследовала 50 больных с нагноительными процессами в легких с целью изучения действия санации полости рта на течение этих заболеваний. У 32 больных было диагностировано гнойничковое поражение десен, у 26 – обнаружено большое количество зубов с гангренозным распадом пульпы и, следовательно, с наличием очагов в периодонте, 22 больных получили только стоматологическое лечение, а 28 – наряду с санацией полости рта проводили и общее медикаментозное лечение. В результате проведенного лечения 30 больных выписались здоровыми, улучшение наблюдалось у 10 человек, не было улучшения у 4, погибли 6.

Интересно сообщение об аллергическом заболевании, протекавшем по типу бронхиальной астмы (2–3 приступа в месяц) и имевшем, по-видимому, связь с одонтогенной инфекцией.

Очень большое практическое значение имеют одонтогенная инфекция и интоксикация без какой-либо «вторичной локализации». В таких случаях жалобы больных носят самый разнообразный характер. Особенно характерна быстрая утомляемость во время работы или просто при ходьбе. Иногда возникают головные боли. Температура тела чаще бывает нормальной, иногда имеет место периодическое повышение на несколько десятых градуса. В крови изменений обычно не определяется, возможен лейкоцитоз, увеличение лимфоцитов и очень редко – увеличение СОЭ. Часто больные жалуются на отсутствие аппетита. Следует отметить, что, как правило, такого рода больные обращаются к врачам самых разнообразных профилей (терапевтам, фтизиатрам, невропатологам и пр.). В самую последнюю очередь больные с наличием одонтогенной интоксикации попадают к стоматологам.

При осмотре полости рта в таких случаях может определяться значительное количество незапломбированных зубов, наличие корней, десневых свищей. Но часто никаких видимых изменений при клиническом осмотре не определяется и только рентгенография дает определенные указания на наличие гранулем, кист и т.п. Как правило, радикальная санация полости рта дает быстрое выздоровление. Такие больные составляют более значительную по количеству группу.

Для иллюстрации сказанного считаем интересным привести два наиболее характерных клинических наблюдения.

Больная Ш., 18 лет, студентка. Около полугода тому назад начала жаловаться на общую разбитость, периодические головные боли. Иногда повышалась температура до 37,5°С, появлялось чувство познабливания. В крови определился небольшой лейкоцитоз и значительный лимфоцитоз – до 40%. Больная находилась под наблюдением различных специалистов (терапевтов, ларингологов, гинекологов, фтизиатров), никаких определенных изменений со стороны внутренних органов не обнаружено. Только через пять месяцев больную направили к стоматологу. Обнаружено 14 разрушенных кариесом зубов с наличием периапикальных очагов. Все указанные 14 зубов удалены с выскабливанием очагов в два сеанса. Через 5–6 недель наступило полное выздоровление:

Другой больной – Р., 44 лет, врач-преподаватель, бывший спортсмен-лыжник в течение года отмечал общую слабость, субфебрилитет. Вскоре он настолько ослаб, что вынужден был прекратить работу. Обращался ко многим специалистам, но безрезультатно. Фтизиатры, не найдя каких-либо патологических изменений, дали совет уехать на 4–8 месяцев в Крым. Ввиду усилившейся слабости, больной вернулся в Ленинград и вскоре обратился в стоматологическую клинику. В полости рта обнаружены только два зуба с наличием периапикальных изменений: с открытой кариозной полостью и с рентгенологически определяемым гранулирующим периодонтитом, другой с запломбированным каналом и с периапикальной гранулемой (гранулематозный периодонтит). Было проведено необходимое лечение. Через месяц наступило улучшение общего состояния, больной начал вновь работать. В дальнейшем – полное выздоровление.

Необходимо также принять во внимание, что различные заболевания систем и органов, несомненно, могут способствовать возникновению и прогрессированию кариеса зубов и, следовательно, образованию патологических очагов в периодонте.

Л.А. Матлашенко (1966) было проведено обследование 200 соматически здоровых лиц и 200 больных, страдающих повторными атаками ревматизма в течение ряда лет. У всех больных определялась интенсивность распространения кариеса зубов. Оказалось, что средняя интенсивность распространения кариеса у больных ревматизмом составляет 13,3 пораженного зуба на каждого больного, а у соматически здоровых – 7,8 пораженного зуба на каждого обследуемого. Можно предположить, что рецидивы ревматизма влияют на возникновение новых кариозных очагов; возможна и обратная связь – влияние одонтогенных очагов на течение ревматизма.

В.И. Калинин (1967) доказал, что при длительном течении железодефицитной анемии больные поражаются кариесом в 100% случаев. У каждого больного в среднем имелось 11,8 пораженного зуба (так называемый показатель интенсивности кариеса).

Наличие очагов одонтогенной инфекции в периодонте обусловливает необходимость их стоматологического лечения. Лечебные мероприятия должны быть достаточно радикальными, особенно в тех случаях, когда имеются подозрения на то, что эти очаги являются причиной интоксикации всего организма. На первом месте стоит применение хирургических методов (экстракция зубов или резекция верхушек корней зубов); по особым показаниям можно проводить консервативное лечение.

В тех случаях, когда пародонтоз является предполагаемой причиной возникновения общих явлений при наличии глубоких десневых карманов, гноетечении и расшатанности зубов, показано удаление зуба или лечение пульпитов.

Занятия спортом, несомненно, повышают устойчивость организма к болезнетворным агентам. Однако следует учитывать, что чрезмерное напряжение, переутомление, резкие колебания температуры воздуха могут ослаблять иммунобиологическую сопротивляемость организма и способствовать активизации скрытых одонтогенных очагов.

На кафедре спортивной медицины МГАФК были получены данные на большом материале испытуемых спортсменов различных специализаций по изучению местного иммунитета полости рта (Н.Д. Граевская, В.Я. Левин, Ю.В. Лесных, Т.Н. Долматова).

Распространенность кариеса зубов в возрасте 6–26 лет у лиц, занимающихся спортом ниже (45–50%), чем у не занимающихся регулярными физическими упражнениями (65–70%). В группе незанимающихся лиц женского пола (в изученной группе лиц) поражение кариесом зубов значительно преобладает (р – 0,01).

Уровень физических нагрузок оказывает существенное влияние на интенсивность возникновения кариозных процессов. У спортсменов 20–26 лет наблюдалось наиболее выраженное поражение зубов кариесом, наибольший процент поражения наблюдался у женщин-спортсменок (7,19).

У спортсменов в возрасте 15–19 и 20–26 лет частота кариеса зубов и воспалительных заболеваний тканей пародонта выше по сравнению с юношами и девушками-сверстниками, не занимающимися спортом. Причем в обеих возрастных группах гингивит встречался у спортсменов в 2 раза чаще.

Низкий уровень гигиены полости рта,отсутствиеквалифицированнойортодонтической и ортопедической помощи на фоне снижения реактивности организма позволяют отнести спортсменов в «группу риска» развития кариеса зубов и воспалительных заболеваний тканей пародонта.

Очаги хронической инфекции наблюдаются у спортсменов значительно чаще, чем в группе контроля. Наиболее уязвимый возраст 10–12 лет. Рост спортивной квалификации приводит к распространенности хронического тонзиллита, особенно это выражено у спортсменов мужского пола скоростно-силовой направленности подготовки.

Физические и психоэмоциональные нагрузки современного спорта оказывают угнетающее влияние на состояние местного иммунитета полости рта.

При комплексном клинико-иммунологическом исследовании спортсменов со стоматологической патологией 15–19 лет определено выраженное угнетение показателей местного иммунитета полости рта (лизоцим слюны, суммарный иммуноглобулин А), уровней общего белка, калия, натрия, кальция, хлора слюны, преимущественно у лиц женского пола, высокой спортивной квалификации и специализирующихся в видах спорта, развивающих выносливость.

Показатели местного иммунитета полости рта, которые характеризуются уровнями лизоцима и иммуноглобулинов слюны снижаются в соревновательный период годичного тренировочного цикла. Наиболее низкие показатели наблюдаются у лиц женского пола. Вместе с тем необходимо заметить, что у спортсменов с кариесом зубов уровень лизоцима в смешанной слюне достоверно выше, чем в контроле с кариесом зубов. Следовательно, можно предположить, что по показателям местного иммунитета полости рта адаптация организма спортсмена к неблагоприятным условиям выше.

Основными профилактическими мероприятиями очагов хронической инфекции у спортсменов являются комплекс, включающий витаминизацию «Компливит», прием адаптогена элеутерококка и гигиену полости рта.

Обнаруженный дефицит ионов калия в организме у спортсменов с очагом хронической инфекции в полости рта может являться одним из пусковых факторов в развитии хронического физического перенапряжения.

Спортивная медицина тесно связана с клинической медициной. В ее задачу входит прежде всего осуществление профилактических мероприятий.

Необходимы регулярные осмотры полости рта у всех лиц, занимающихся спортом. Все спортсмены, у которых при осмотре выявлены неизлеченные кариозные зубы, должны быть направлены на лечение к стоматологу. При обнаружении очагов фокальной одонтогенной инфекции необходимо проводить тщательные и радикальные лечебные мероприятия по соответствующим показаниям, а именно: удаление «причинных» зубов. Все спортсмены с наличием кариозных зубов должны находиться на диспансерном учете. Спортсмены с несанированной полостью рта не могут быть допущены к участию в спортивных соревнованиях.

источник

Ангина или острый тонзиллит – общее инфекционное заболевание.

Чаще ангиной называют воспаление небных миндалин. Небные миндалины достигают полного развития на втором году жизни человека. После десяти лет можно заметить, как они постепенно начинают уменьшаться в размерах, хотя величина миндалин не является признаком тонзиллита.

Ангина может протекать как самостоятельное заболевание, может быть симптомом другого инфекционного заболевания (скарлатина, дифтерия, корь и др.). Иногда ангина возникает на фоне гриппа, заболевания крови, тифа, оспы и даже вакцинации.

Ангина во многих случаях протекает как тяжелое заболевание. Высоко поднимается температура, появляется боль в горле, во всем тела, ухудшается общее состояние. Благодаря современному эффективному лечению, состояние улучшается и через 7-10 дней человек, как бы здоров, но не надо спешить. Воспаление небных миндалин коварное заболевание. Об этом говорит частота осложнений со стороны отдаленных органов (сердце, почки, суставы), поэтому после ангины необходимо провести подробное обследование сердца, других органов, прежде, чем допускать к работе, тренировкам.

Заниматься спортом, который, как известно, укрепляет здоровье, силу воли, характер, дисциплинирует человека, помогает осуществить мечту, хотели бы многие взрослые и дети. К сожалению, ослабленные частыми простудными заболеваниями, ангиной и другими болезнями, обычно не могут выдержать тяжелые мышечные и психологические нагрузки.

Если доктор ставит спортсмену диагноз «хронический тонзиллит», но без частых обострений и осложнений со стороны других органов, можно попытаться проводить лечение консервативными методами. Таким образом, чаще лечат детей – спортсменов. Одна ангина в год является частым заболеванием и такой спортсмен находится под специальным наблюдением.

Спортсменов высокой квалификации лечить консервативно, почти, всегда сложно. Ему требуется много времени для посещения поликлиники, спортивного диспансера или других лечебных заведений, приема различных процедур, что ведет к пропускам тренировок и ответственных соревнований. В спортивной медицине проблема лечения ангин, хронического тонзиллита относится к одной из самых актуальных.

О полезной функции миндалин многие годы ведутся споры. К какому бы выходу не приходили ученые, ясно одно. Если миндалины представляют собой потенциальный очаг инфекции, ведут к частым заболеваниям верхних дыхательных путей, нарушениям работы сердца, почек, суставов, решений должно быть одно – тонзиллоэктомия, т.е. удаление миндалин.

Известно, занятия спортом укрепляет иммунитет, сопротивляемость болезням, создают красивую спортивную внешность. Но мало кто знает, когда спортсмен находится на пике спортивной формы, в период ответственных соревнований, Олимпиад, в силу тяжелых физических и, особенно психологических нагрузок (волнений, стрессов, переживаний), его иммунитет снижается. Гарантии, что любое, даже легкое заболевание не затянется надолго, пройдет без осложнений, нет. Таким образом, если есть показания, удаление миндалин спортсменам высокой квалификации необходимо. Делать ее лучше в межсезонье, но идеальным временем является осеннее – весенний период. Операция, как правило, не имеет никаких отрицательных последствий. Наоборот, повышается спортивная работоспособность, нарастает общая и специальная тренированность, уменьшаются или совсем исчезают некоторые, так называемые, метатонзиллярные осложнения.

Для профилактики ангины, заболеваний верхних дыхательных путей, рекомендуются самые простые процедуры. Человек всю жизнь чистит зубы и не считает это обременительным занятием. Ежедневное (в любое время года) промывание носа и носоглотки, орошение миндалин, на которое уходит не более десяти минут, оказывают очень хороший эффект. Для промывания используют различные растительные настойки (ромашка, эвкалипт, календула, хлорфилипт и др.).

В настоящее время для профилактики и лечения чаще используют морскую воду. Для носа и носоглотки, растворы морской соли слабой концентрации. Для орошения, промывания, полоскания миндалин, задней стенки глотки, применяют гипертонические растворы. Один из примеров – «Аква марис» для горла в виде аэрозоля, который доступен и продается в любой аптеке.

источник